..:Harry Potter and the Last War:..

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ..:Harry Potter and the Last War:.. » Фанфики » Хогвартс Русские сезоны.


Хогвартс Русские сезоны.

Сообщений 1 страница 30 из 87

1

Хогвартс. Русские сезоны
Автор: Карфаген

Рейтинг: PG-13
Пейринг: СС и др
Жанр: Action/ Adventure
Диклаймер: Я, кажется, от чего-то там отказаться должна? Ну, фиг с вами, отказываюсь от всего в пользу голодающих Никорагуа. А вот Рыську хрен получите! Моя она!
P.S. Если где найду без разрешения напечатанным, вам Волдя милым ребёнком покажется!
Саммари: Молчание затягивалось. Наконец Распределяющая Шляпа выпалила:

- Слизерин?! ТУДА?!! Ты что, серьезно?…

В общем, фик с Мери-Сью. Но я надеюсь, что моя Рыся получилась ДЕЙСТВИТЕЛЬНО оригинальным персонажем и фик стоит прочитать. ;)))
Комментарии: Я люблю стихи. Нет! Я ЛЮБЛЮ стихи. Очень! И их у меня в фике много. Извините, что автора не всегда указываю, но иногда вещь и так знают, иногда и я не знаю автора... А моё стихотворенье здесь только одно. Но я его и так пометила в сноске.
Статус: Закончен


Глава 1. ЗДРАВСТВУЙТЕ!

\"Странно, - думал он, поднимаясь на крышу здания- все говорили, что ректор такой уравновешенный, спокойный... И вдруг - такое!\"
Действительно, было от чего удивиться. Внизу, во дворе бушевал весьма представительный мужчина в возрасте. Он носился по двору, размахивал какой-то оглоблей и громко орал: \"Убью! Я её убью!\". Все кто находился в это время на территории, старались забиться как можно дальше или стать не заметнее.
На крыше же весьма комфортно устроилась девчонка лет двенадцати, она лежала на самом краю, свесив голову вниз, и аккуратненько таскала темные вишни из газетного кулька. Было, похоже, то, что происходит внизу, ничуть не пугает, а скорее развлекает её. На все выкрики и выпады она одобрительно фыркала, давала \"очень ценные советы\" и время от времени прицельно постреливала вишневыми косточками в вопящего. Из чистого любопытства весьма пожилой мужчина, что поднялся на крышу, решил присоединиться. Казалось, что она ничего не заметила и продолжает заниматься своим делом. Но спустя несколько минут кулек оказался, (На, подержите, пожалуйста), в руках мужчины и вишни таскали уже попеременно. Незаметно, но совершенно естественно и даже приятно завязалась беседа.
- Он так часто? - Поинтересовался мужчина.
- Не, только когда сильно разозлиться или много в магические карты проиграет.
- И что сегодня?
- Раз с бабушкой не играл, значит сердится.
- И действительно, убьет?
- Ну-у-у, это только если догонит!
- А что, не догонит?
- Не-а… Это же он за мной гоняется. Самое интересное, что сегодня я ни в чем не виновата. Ну, мне пора. Э-эй, де-ду-ля!!
C этими словами она оседлала трубу водостока и с визгом съехала вниз, только лукаво глаза над краем блеснули.
Согласитесь, такое вряд ли забудешь.

Теперь Дамблдор сидел перед камином и читал письмо от того самого человека, что носился по двору:
\"…извини, что так внезапно обращаюсь к тебе со столь обременительной просьбой. Но оставлять их всех дома нет, не никакой возможности. Если сможешь, посели их всех вместе, уж я то знаю, что это самое правильное. Они ребята неплохие, но несколько неспокойные. Ты уж не сердись на меня, когда приеду, то все тебе объясню. Не знаю я, как дальше сложится, но возможно тебя ждет еще один сюрприз. Так что будь счастлив, удачлив и терпелив, уж поверь мне - старому педагогу, не только это тебе понадобится.
Твой друг Виктор.
P.S. Не падай в обморок сразу, ты еще не все знаешь, но надеюсь, удивляться не разучился\".

Просьба была и в самом деле несколько не обычной и обременительной: принять \"в качестве обмена группу русских магов-студентов\". Во всяком случае, так официально звучала эта версия для всех остальных. Все бы ничего, но письмо опередило ребят всего на несколько дней и предстояло представить весь экспромт как давно задуманное мероприятие.

Было несколько странно, видеть этих полувзрослых ребят, прибывших в Хогвардс из России. Они не появились как представители других школ несколько лет назад: торжественно, солидно и несколько загадочно в огромной карете или на волшебном корабле. Эта компания ввалилась в весьма неприглядном виде - в спортивных или маскировочных магловских костюмах, с рюкзаками и гитарами за плечами, без мантий, волшебных палочек или каких бы то не было магических предметов. Разве что котелки у них были, но что волшебные - вряд ли, из одного явно тянуло подгоревшей кашей. Эта гомонящая толпа ввалилась во двор еще задолго до появления остальных студентов. Пожалуй, еще никогда Хогвардс не был настолько ЖИВЫМ.
- Я приветствую вас в Хогвардсе - встретила прибывших профессор МакГонагалл - Как вы добрались?
- Спасибо, все хорошо. Ничего, что мы так запросто? Мы пешочком, по карте. А то, метлы уже надоели… Мы у вас тут уже со вчерашнего вечера обживаемся… Кстати, можно будет еще, как ни будь еще в лесочке пожить, нам понравилось… - столь радостные заявления сыпались на профессора буквально со всех сторон, ставя в несколько нелепое положение, поскольку постепенно становилось ясно, что ночь они провели в Запретном лесу и были от него просто в восторге. Казалось, ребята не могут вместить в себя всю радость и счастье от встречи и стремились поделиться ею с каждым встречным, не очень-то обращая внимание на его желание.
- ТИ-ХО!!! Разрешите представиться, - вперед вышел высокий юноша, он выглядел несколько постарше, чем остальные ребята и его можно было бы назвать красивым, если бы не абсолютно седые волосы, падавшие на спину - Владислав Завариха. Я старший в этом сумасшедшем доме. Если можно, разрешите повидать профессора Дамблдора. У меня есть для него наши документы и письма от руководителей Полигона.
- Да, да… Конечно… У нас это несколько не принято, но может быть ваши… э-э-э, подопечные (?) пройдут в отведенную им башню, и приведут себя в… более соответствующий вид. У нас принята несколько иная форма одежды для студентов, возможно, нам удастся найти в запасниках…
- Это Вы про наш внешний вид? Не беспокойтесь у нас с собой все, что нужно. Согласитесь, идти в поход в пелеринах, мантиях и с рюкзаками это, несколько по-пижонски. Эй, свистать всех наверх и вперед по казармам.
- Но, я не сказала где…
- Через общий зал, направо, два пролета вверх, и налево. Все верно? Вы ведь знаете свой дом? А Хогвардсу мы, похоже, сразу понравились, хотя и удивили.
Дамблдор наблюдал эту картину стоя на верхней площадке. Да-а-а, пожалуй, год обещает быть весьма непростым, и проблемы могут начаться уже сегодня вечером. Но даже самые смелые предположения не могли предсказать того, что произошло на самом деле.

Сперва вечер шел как обычно, в преподавательском составе появился новый человек, которого представили как профессора Прейси - защита от Темных искусств. Впрочем, представлять его не было особой нужды - слишком мала была вероятность, что кто-нибудь ни разу не встречал это имя в печати. Еще не давно он был одной из самых популярных фигур, перед которой приклонялась молодежь и с кем считалось взрослое поколение волшебников. Это был уже не молодой, но все еще очень привлекательный мужчина, с явно военной выправкой. Среди студенток уже слышались истории о его похождениях и подвигах. Как всегда, Дамблдор пригласил неординарную личность - профессор еще не давно служил в министерстве магии и, поговаривали, имел отношение к урегулированию военного конфликта на востоке. Говорили, что заполучить его в качестве преподавателя было очень не просто, что называется, не было бы счастья, да несчастье помогло. В последней компании в результате предательства он потерял отряд, состоящий из самых лучших своих воспитанников. Будучи не в силах смириться с такой потерей, он подал в отставку. А в министерстве позаботились о будущем такого человека. В остальном, ничего сверх необычного не ожидалось. Уже были распределены по общежитиям первокурсники, и только что вошли в зал гости из России. Дамблдор только и успел объявить об их прибытии, как вдруг самый большой витраж в зале разлетелся на мелкие осколки от мощного удара снаружи.
Предмет, ворвавшийся в разбитый проём оказался фигурой на метле, закутанной в темный плащ. Похоже, что наездник, кем бы он ни был, находился не в лучшей форме - дернувшись несколько раз из стороны в сторону, метла рухнула прямо на стол преподавателей и, проехав некоторое расстояние, остановилась в конце стола рядом с профессором Снеггом. Это видели все. Но только сам профессор видел, как фигура нервно сглотнула, стерла тыльной стороной ладони струйку крови в уголке рта и сразу же показала ему кулак, намекая, что высказываться по данному поводу не стоит. А затем, подмигнула из глубины капюшона. Обалдев от подобной наглости, он и, правда, смолчал. В следующее мгновенье наездник поднялся на ноги и, сдернув с головы капюшон, оказался невысокой девушкой, с огромной полосатой челкой, закрывавшей всю правую сторону лица, радостно поприветствовавшей всех:
- Всем привет! Ну, что, дармоеды, не ждали?!
Это бы еще ничего, но из-под плаща вынырнули две мордашки детей лет пяти.
- Господи, Рыся! Мы же тебя похоронили! - Этот крик вырвался в полной тишине у высокой, русоволосой русской гостьи.
- Что?! Опять?! Я не понимаю, это что, новый вид развлечения - меня хоронить? Между прочим, могли бы хоть раз и на поминки пригласить, в качестве почетного гостя, что ли!
И в следующее мгновение, казалось, весь зал взорвался от радостных криков:
- Рыся!… Кошка!… Катана!…- Прозвища неслись со всех сторон, стащив компанию со стола, каждый из гостей стремился обнять и поцеловать девушку, она же старалась одновременно вывернуться из объятий и ответить на приветствия.
- Лиска, Ласка, девчонки мои милые! Двуручник, дуб развесистый, ты, когда-нибудь расти перестанешь, или нет? Кастет - чудо ты мое шипастое, просто красавицей стала! Медведь, лапищи свои убери - раздавишь ведь, бугаина такая!
Не оставались в долгу и ребятишки, вопившие на все лады:

0

2

http://u.foto.radikal.ru/0705/7c/5b22d2545728.jpg

0

3

- Дядя Волк, тетя Пума! Здравствуйте! Мы Вас так давно не видели!
- Ты!… Ненормальная!… С ума сошла?! Ты ещё со слоном на своей метле покатайся! - возмущение Владислава не знало границ, - И вообще, ты, что тут делаешь? Тебя не должно здесь быть!
- Прости дорогой, так получилось. И вообще, пока извини. Мистер Дамблдор, ловите! Откройте скорей, письмо от Пантелеймоныча, а вы его хохмы знаете. - С этими словами она сорвала продолговатый футляр, висящий на цепочке, на шее и бросила прямо в руки Дамблдора. - Так, все остальные замолкли и ждем ответа, как соловей лета.
Поймав футляр, профессор мгновенно разломил его и вытащил свиток, который уже слегка начинал тлеть и был готов вот-вот вспыхнуть. Вся компания уставилась на профессора, который с несколько изумленным видом читал и перечитывал письмо. Несколько раз он бросал внимательный взгляд на вновь прибывшую, словно вспоминал о чем-то, но гнал от себя мысль как совершенно не возможную. Казалось, что его поставили перед весьма нелегким выбором.
Девушка сидела, подхваченная под конец диалога крепкими руками, на плече очень высокого, коренастого молодого человека, того, которого она называла Медведь. Пожалуй, он и впрямь походил на добродушного плюшевого зверя, как маленький медвежонок, но чувствовалось, что сильно надоедать ему не стоит, зверь все-таки. От самой гостьи почти никто не мог отвести глаз. Не то, что бы она была очень миловидна, но вы сразу понимали, что, повстречавшись, а уж тем более, пообщавшись с ней, не забудете о встрече никогда. К тому же, как часто к вам в окна влетают покойники на метлах?! Да и весь её внешний вид был несколько не обычен даже для Хогвардса: темные волосы заплетены в две толстые, тяжелые косы, достигавшие колен; трехцветно-полосатая челка: темно-каштановая, серебристо-белая и рыжая одновременно, закрывала лицо не хуже паранжи. А вместо мантии на девушке были брюки и темно-синяя рубашка до колена. В этом наряде среди своих высоких ребят, да еще после полета, она напоминала растрепанного воробья или взъерошенного котенка. Ожидание затягивалось, и молчать терпенья не хватало.

Постепенно, ребята вновь зашептались между собой:
- Слушай, а почему меня в этот раз хоронили?
- Енот был три дня назад в больнице с сестренкой и видел, как тебя привезли без сознания, а потом услышал, что у поступившей остановка сердца и на критической точке тебя не смогли вернуть. А потом сообщили о клинической смерти.
- Ну-ну, на тебя бы посмотрела… Знаешь лестницу с чердака на первый этаж в Старом-Доме-На-Горе?
- Конечно.
- А знаешь, сколько там ступенек? И я не знала. Пока эта парочка не уволокла из Арсенала ростовой щит и, привязав к нему веревку, не спустилась ОТ и ДО, как на санках. Меня "подхватили" на площадке верхнего этажа. Короче я правила, работала ремнем безопасности и сиреной одновременно. Просто чудо, что когда мы влетели в заполненный обеденный зал и затормозили, снеся преподавательский стол, сердце прихватило только у меня.
- Ну, так сколько ступенек?
- Четыреста тридцать восемь и приступочка перед залом.
- А почему тебя в простую отвезли, а не в наш изолятор?
- Да, ерунда получилась! Когда ор начался, какой-то сосед-идиот вызвал милицию и спасателей. Они все вломились, а я посреди зала… Главное как быстро примотали! Вот, чтобы не засветиться, меня и отправили. Сердце-то у меня уже в больнице остановилось. Я в себя пришла, увидела белый потолок, рожи в намордниках, и как вспомнила все пролеты!… Вот и отключилась. Заодно ознакомилась с больничным моргом и сторожем дядей Федей. Чудеснейшей души человек, когда не матерится и не заикается. Теперь думает работу поменять. Чаем меня напоил, когда ходить смог. Кстати, где поминали, кто был?
- Как обычно, на нашем месте. Были все наши кроме Владислава.
- А что так?
- Сказал, что если он опять после поминок тебя живую в темном переулке встретит, хоронить придется его. Причем два раза - первый и последний.
- Послушай, какого черта ты при… приехала? - Шипел сквозь зубы Влад. – Все так удачно складывалось, для всех тебя не было в живых! Мы же все обсудили с дедом.
- Не приставай, у нас вся ночь на разговоры. Даже если меня не примут, на ночь глядя с детьми, не выкинут.
Наконец, Дамблдор что-то решил и поднялся со своего места.
- Итак, продолжим. Как я уже говорил, к нам по обмену прибыла группа русских студентов. Вы видите их перед собой. Это - преподаватель физической подготовки Владислав Завариха, и я прошу его присоединиться к нам за стол. Русская школа магии несколько отличается от уже известной вам европейской, но по-своему весьма интересна. Поскольку студенты прибыли для обмена опытом, проходить обучение они будут вместе со старшекурсниками, в тех отделениях, куда их распределит Волшебная Шляпа. Так же будут проведены несколько показательных уроков от русской школы. Это будет засчитываться как один из экзаменов, поскольку наши гости у себя на родине считаются студентами-заочниками на этот год и должны отработать задания. Список предметов будет объявлен в октябре и марте. В конце каждого семестра будет проводиться специальный зачет от двух школ одновременно. Плюс ко всему эти студенты, будут посещать не полный курс, а только определенные предметы. Но завидовать не стоит программа будет более насыщенной. Кстати, учитывая специфику, учиться наши гости, будут по потокам, но проживать отдельно. Вам в любом случае отводится Малая башня. А теперь, приступим к распределению!
Профессор МакГонагалл снова вышла вперед и развернула свиток:
- Сударыня Лиса.
К стулу выпрыгнула светло-рыжая девушка с остреньким личиком, и впрямь напоминающая лисичку. Шляпа накрыла ее голову и словно замерла, казалось, девушка вызывает у нее недоумение не меньшее чем-то, которое вызвал в свое время Гарри Поттер. Наконец шляпа решилась и произнесла:
- Слизерин!
Все изумленно зашушукали. Можно было подумать, что шляпа сама не ожидала от себя подобного решения. Профессор Снегг был темнее тучи. Да и удивлению Гарри и Рона не было предела, на столько все ребята не походили на тех, кого обычно выбирали на этот факультет, а уж эта девушка тем более. Но та только весело фыркнула и юркнула к столу слизеринцев, расшугав крайних за столом.
- Сударь Ирбис.
На авансцену мягко скользнул высокий и гибкий парень. У многих девушек вырвался вздох, изумления. Казалось, что это сам красивый и сильный зверь стоит перед всеми.
- Когтевран!
- Сударыня Кастет.
Кастет была худощавой, несколько угловатой, но весьма привлекательной. Каждое её движение было резким и стремительным, она и впрямь рассекала пространство как кастет на руке мастера.
- Гриффиндор!
Постепенно, распределили всех студентов кроме наездницы и жавшихся к ней малышей. В каждом факультете было, ровно по пять новеньких, которые с нетерпением чего-то ждали. С каждым названным именем напряжение все возрастало. Это вызывало любопытство у остальных. Наконец Гермиона не выдержала и обратилась к новенькой, изящной и подвижной девушке, которую звали Горностай.
- Здравствуйте, меня зовут Гермиона. Очень приятно, что вы попали к нам. Скажите, а что вы все так нервничаете?
- Интересно к кому попадет Талисман. Хотя... Скажите, а Слизерин, случайно, не по зельям больше профилируется?
- Да. Профессор Снегг - преподаватель зельеварения. А, что?
- Это вон тот "страх-и-ужас-летящий-на-крыльях-ночи"? Снегг, говорите? Ну-ну, тогда начнется веселуха. Этот год мы до-о-лго будем вспоминать. И новую легенду внесут в негласную Голубиную книгу.
- Извините, а что это за талисман? Какой-то особый магический предмет, приз - как Кубок Школы, да?
- Нет! Это её, - она показала на наездницу - так зовут.
- Странное имя для девушки.
- А это и не имя. Думаешь, меня мама с папой, Горностаем прозвали? Это прозвища. От имени мы сами отказываемся, на время обучения. Называя себя, ты должен сразу представиться проти… собеседнику. И прозвища так просто не дают, их заслужить и поддержать надо. А имя, это для родных, друзей, любимых… Ну и конечно, для всяких там изда-а-аний, энциклопе-е-едий, стате-ей. Если вдруг прославишься! - И она возмущенно фыркнула, словно эта мысль вызывала у неё только неприятные ассоциации.
- Но вы звали её несколько иначе в начале вечера.
- Она - статья особенная, у неё прозвищ как у преступника- рецидивиста. Даже в полном досье наверняка не все имеются. Она - наша живая легенда. Например, как ты, Гарри. - Горностай хитро стрельнула глазами - Да и судьбы у вас… А в прочем она сама с тобой пообщается, вон, как из-под челки поглядывает. Эх, ну почему нас распределяют по выбранным направлениям в проф-обучении! Если бы не это, наверняка мы все у вас на факультете оказались! Хотя может и в Слизерине…
- А-а-а… Так значит эти ребята: Лиса, Ласка, Рапира, Волк и Эфа, они…
- Классные ребята, просто боевые - в последнее слово она, казалось, вложила какой-то особый смысл, но в этот момент все зашумели, должны были вызвать героиню вечера. Профессор обратилась к Дамблдору, что бы узнать имя. Потом переспросила ещё раз. Наконец она вернулась к стулу:
- Сударыня Рысь!
- Извините, но меня зовут Рыся.
Подойдя к стулу, она вдруг обратилась к директору:
- Вы уверены? У Вас еще есть время на раздумья.
- Да. Думаю, что это риск, но риск оправданный.
Шляпа опустилась на голову. Тишина была просто гробовая, даже Дамблдор подался вперед и внимательно следил за происходящим. Сперва Шляпа и Рыся прислушивались друг к другу и молчали. Затем Шляпа попыталась взглянуть вниз, а Рыся вверх. Не получилось. Тогда, перевернув её задом на перед, девушка стянула Шляпу вниз и внимательно посмотрела в лицо, образованное складками, затем подмигнула. Молчание затягивалось. Наконец шляпа выпалила:
- Слизерин?! ТУДА?!! Ты что, серьезно?…
Радости новеньких слизеринцев не было предела, они вопили, как ненормальные. Остальные, сперва возмущенно зашумели, но затем зааплодировали, искренне радуясь за Рысю. А она, гордо сняв Шляпу, отвесила изящный поклон в стиле Людовика XIV всем преподавателям и Снеггу в частности. Затем, развернувшись на мысках, прошествовала к столу.
- Ну, что ж, пожалуй, пора начать праздновать? Все к столу! - торжественно объявил Дамблдор. И уж этому-то объявлению обрадовались точно искренне.
За столами царило что-то не вероятное, новенькие перебрасывались через весь зал фразами на родном и английском языке. Причем их совершенно не смущал общий гомон, и они прекрасно все слышали, успевая еще и отвечать своим соседям.
- Странные у вас мантии, да и вообще форма. Мне кажется, так одевались маглы в конце восемнадцатого или начале девятнадцатого века. Только вот вышивки на рубашках…

0

4

- Да, ты права. У нас несколько лет назад тоже хотели всех одеть в эти дурацкие балахоны. Но студенты объявили бойкот, говоря, что в России, это не практиковалось. Даже специальные доклады и курсовые писали. Не помогло. Тогда девчонки организовали "кружок" пошива просто ОГРОМАДНЫХ мантий, метра полтора по полу, на котором всех учили делать реверанс. Ух, и повеселились мы тогда. Но последней каплей был погром на приеме иностранной делегации. Мы тогда важно вышли, выстроились шеренгой, сделали шаг... и дружно наступили на подол друг другу. И это еще бы ничего, но одна из наших грохнулась на старейшего представителя, повисла на бороде и попросила прощения у "столь очаровательной девочки". Скандал был! Но форму сменили.
- А в чем отличие наших школ?
- Так не объяснишь. Если интересно, за год насмотришься. А если проще: мы - ведьмы и волхвы, а вы - волшебники.
Когда праздник пошел на убыль, гости начали активно перемигиваться и перешептываться, а Рыся и Владислав бурно переглядываться: она убеждала, он не соглашался. Но, склонив голову к плечу и улыбнувшись, Рыся, выиграла. Владислав обратился к Дамблдору и, получив удивленное согласие, кивнул. В тоже мгновение Котенок уже стояла на возвышение. Затем она вытянула ладони к залу, и все новенькие одновременно послали ей воздушный поцелуй. Но это оказался не просто поцелуй, с пальцев каждого сорвался легкий и подвижный огонек. Все огоньки закружились над ладошкой девушки. Обернувшись к Владиславу, она поймала и его огонек, а затем широким взмахом рук швырнула этот общий, яркий шарик всем в зале. Рассыпавшись на множество искр, он устремился к ребятам и взрослым. Каждая искра выбирала себе адресат и, обернувшись ярким мотыльком, садилась на руку или плечо.
- Это наш маленький подарок от школы. Мы даем вам дар Понимания. Не на долго, всего на двадцать четыре часа. Дело в том, что у нас тоже есть свои школьные традиции, каждый год выпускники делают подобный дар первокурсникам. Правда, дар на более длительное время, но вы из другой страны и разного возраста, это было бы под силу разве что нашим магистрам. А потом мы дарим всем несколько песен, пожалуй, не станем отступать от традиций!
После этих слов она обернулась и, подождав Владислава с гитарой, что-то шепнула ему. Тот, усмехнувшись, стал перебирать струны.
- Вот одна из тех историй,
О которых люди спорят,
- И не день не два, а много лет, - Подхватил парень Ирбис.
- Началась она так просто,
Не с ответов, а с вопросов, - вступили Лиса и Ласка.
- До сих пор на них ответа нет…
Постепенно весь русский курс вышел вперед и добавлял к песне по строчке. Песня неслась над залом и откликалась в каждом из присутствующих. Казалось, что песня значит для этих ребят что-то большее, чем просто песенка, которую можно петь всем вместе. Это был своего рода клич всех русских ребят, но клич, который хотелось спеть вместе с ними и вскоре припев пел уже Весь зал. И никого не смущало, что песня была на русском, а подпевали на английском, каждый просто понимал, КАК надо спеть. После того как песня замолчала, все завопили от восторга, а хор уже пел:
Вот как будто бы с начала,
Начинается судьба,
У бетонного причала,
У последнего столба,
Здесь вдали остались бури,
Здесь земля уже близка,
Здесь косынку голубую
Я, прищурившись, искал...
Песенка была задорной и озорной, подхваченная всеми, она скакала по залу как мячик, отражаясь и возвращаясь множеством голосов. И вдруг...
Когда внезапно возникает,
Еще не ясный голос труб,
Слова как ястребы ночные
Срываются с горячих губ.
Мелодия как дождь случайный
Гремит, и бродит меж людьми
Надежды маленький оркестрик,
Под управлением Любви...
И "Надежды маленький оркестрик" запел для всех. А "Слаломисты" сменялись "Вертикалью", "Песенка капитана", "Облаками", ну а "Хромого короля" на подпеках распевали даже преподаватели. И вдруг зазвенел вальс "Альма-матер", подхватив пары, закружил по залу. Сперва они танцевали только со своими, но постепенно пары начали распадаться и подхватывать партнеров из зала. Вскоре в зале не было свободного места, а над парами уже плыл "Зимний вальс". Но когда зазвенел "Вечер бродит", гости постепенно опять собрались перед преподавательским столом.
- Я поздравляю вас всех! Можете мне поверить, это будет не забываемый год! Во всех смыслах. А теперь, вы, наверное, устали, и я хочу пожелать всем - доброй ночи!
С этими словами Владислав спрыгнул в низ и подхватил на руки Рысю, за ним последовали все остальные юноши и девушки.

Когда все отправились по своим комнатам, Владислав оттащил Рысю в сторону и, посадив на подоконник, внимательно стал всматриваться в лицо.
- Ну, и что ты тут не видел?
- Ты мне ничего не хочешь сказать, а? Что такое случилось? У тебя челка на правую сторону, когда ты носишь только на левую, и длиннее раза в полтора. Да ты еще за весь вечер ни разу за вечер гитару в руки не взяла.
- Извини, - она приподняла челку, и стало заметно, что вся правая половина лица представляет сплошной кровоподтек, а местами кожа даже содрана. - Ждали нас. Как ты ушел, нас через два квартала накрыли.
- Черт! Сколько же их было?!
- Человек пятнадцать.
- И ты, что, уйти не смогла?
- Я?! Я и от двадцати бы ушла! А куда мелких девать, ты подумал?! В кармашек спрятать?
- Черт, извини… Что еще? Не строй, невинные глазки!
- Да так, ерунда… Руку правую в запястье два раза поломали. Но переломы чистые и закрытые. Ребята мне что-то на подобие лангетки сообразили.
- Ты что, за дурака меня держишь? Что еще?
- Только сильные ушибы. Честно, больше ничего.
- Почему сразу в порядок себя не привела?
- Н-да-а… И как ты себе ЭТО представляешь? Молчишь? Ну-ну. А сюда примотала, так мне с ребятами идти больше не куда. Если нас чуть не взяли на подходе, то адрес им был известен. Тот, кто нас стерег, не дурак, нападение было обставлено как хулиганское или с целью ограбления. Да только такого класса мастера за столь сомнительной добычей не охотятся.
- Ну, и что теперь?
- Да ничего. Буду учиться, катать курсовые, готовить показательные, ребят воспитывать, может, влюблюсь в кого, а то мелкие все бухтят на счет детей из неполных семей и мой личный, дурной пример… Да шучу, шучу!
- А если серьезно, как ты? Мы же так и не поговорили тогда. Ты все так же, одна? Или есть кто-то? А то уже…
- Ну да, конечно, как ни как целых два года прошло! Целых ДВА! А как же ты? Сколько прошло времени как Мальвы не стало? Года четыре, по-моему, а ты все один!
- Не надо! Это другое…
- Нет. Не другое… Пойми, лгал он, но не я. Я любила, и от этого боль еще больше. Мы только увидели друг друга и уже знали, что судьба нас обязательно сведет. Мы были созданы друг для друга. Только оказывается не как Любовь, а как Смерть. Знаешь, а я ведь чуть не сдалась ему. Но, он не успокоился бы, ему нужна была не столько я сколько детеныши! И я стала кошкой, которая убьет за своего кроху. Если я встречу, ту сволочь, что так нас подставила, я наваляю и за эту хохму тоже, ты меня знаешь.
- Прости меня, пошли к остальным. Нас ждут.
И приобняв друг друга за плечи они поспешили в зал Малой башни. И даже не заметили, что в самом конце коридора кто-то потихоньку выскользнул в дверь. Кто-то, кто сумел воспользоваться даром этого вечера в своих интересах.

0

5

Когда все общежития уже угомонились, в Малой башне веселье было еще в самом разгаре. Вся орава обустроила свои комнаты и теперь всеобщими усилиями доводила до идеала общую залу. Не смотря на скромные размеры этой вечно пустующей башни, общий зал был, пожалуй, самым большим из всех общих комнат. Перестановка шла полным ходом, из-за двери доносились явно не лестные высказывания, звуки активных, но похоже, не слишком успешных попыток, что-то отпилить, переставить, передвинуть, или даже выкинуть куда подальше "всю-эту-барахляндию-на-фиг! ". Мало того, старшим преподавателям была представлена в данный момент дверь в зал. Впечатление она оставляла просто не забываемое. Как это было не невероятно, дверь была выкрашена и расписана различными высказываниями: "ДобропожаловатьдорогойдругКарлсон! Ну, и ты, заходи", "Кто войдет без стука - вылетит со звуком", "Между прочим, вы сюда сами пришли, так и не жалуйтесь! " Наконец, решившись, Дамблдор постучал. Ни какой реакции. Еще раз. Опять ничего. Несколько удивившись, он выдал целую серию ударов по двери. За дверью все смолкло, и только спустя несколько секунд донеслось:
- О, синкопа… Да заходите, не заперто!
За дверью тоже было на что полюбоваться. Все стены были либо заклеены различными фотографиями, или расписаны в самой чудовищной манере: прямо на вас с противоположной стены несся на лошади усатый тип в военной форме, с плащом или чем-то подобным за спиной и в высокой меховой шапке. В одной руке он держал пистолет, другой замахивался, ударить шашкой. За его спиной на посетителя таращился бритоголовый парень с огромным чубом и девушка со спаренным пулеметом. Картина была весьма эмоциональна, посетители даже несколько оторопели.
- Н-н-даа… Ты знаешь, а Петька, Анка и Василь Иваныч, это уже несколько перебор, - донеслось до них откуда-то справа. Там, все дамское население башни, втиснувшись в один диван, благосклонно наблюдало за безуспешными попытками мужского населения поставить огромный книжный шкаф, так, чтобы все остались довольны. Не было только Рыси, но и она вскоре вышла из маленькой спальни.
- Так, все перешли на полушепот. Я мелких только-только угомонила. Елки-палки, да поставьте его прямо по середине! Так всем не нравится, и все останутся довольны. То есть точно, никто доволен, не будет!
- Вы что-то хотели нам сказать? - поинтересовался Владислав - Мы, наверное, сильно нашумели? Извините, обживаемся!
- Да нет, просто преподаватели хотели бы переговорить со своими новыми студентами. Да и я тоже, если вы не против.
- Нет-нет! Ребята, разойдитесь по отделениям.
- А с вами, маленькая леди, я хотел бы поговорить сам. Пройдемте к камину, там мы никому не помешаем. Итак, у вас будет несколько более загруженный график обучения… - начал Дамблдор.
- Да хватит вам, мы прекрасно знаем, чем я буду заниматься практически весь учебный год. Осваивать вашу методику преподавания, хулиганить по мере сил и возможностей, мешать слишком сильно хулиганить другим и воспитывать ту парочку, что за дверью. Кстати, беру обязательство: сорвать вам кубок домов, устроив ничью!
- Сколько времени прошло, а ты не изменилась. Я сперва глазам своим не поверил, думал, что померещилось на старости лет. Ты все такая же, только повзрослела, семьей обзавелась. С мужем познакомить не хочешь?
- Нет ни какого мужа, да и ребенки не совсем мои… Скорее это дети судьбы. Помните двух парней, с которыми я в своё время погромы в школе устраивала? Это их дети… Они погибли четыре года назад, вместе с женами, а я осталась с малышами на руках. И это из-за них я оказалась сперва в Англии, а потом здесь.
- Ты не хочешь рассказать мне все?
- Все? Все, пожалуй, не смогу, но начать стоит. А там посмотрим!

0

6

Глава 2. УРОКИ И НЕ ТОЛЬКО.

Следующее утро стало кошмаром для слизеринцев, поскольку они были самыми ближайшими соседями к Малой башне. Сперва все было нормально, но ровно в половине шестого прямо из окон Малой высыпала толпа еле одетых ребят и с воплями понеслась в сторону озера. Еще через полчаса с той стороны, куда умотала компания, раздались крики, звон и вообще было, похоже, что кто-то пытается вести военные действия. Когда к месту происшествия прибыла группа негодующих учителей их взорам предстало следующее зрелище: вся эта орава тренировалась! Кто-то выполнял сложные гимнастические упражнения, кто-то бегал на время или на длительность дистанции, были и те, кто занимался боевыми искусствами. Но больше всего поражали две пары: двое детей и их опекунша с парнем Клейморой. Но если детишки вели себя просто ангельски, ну гимнастикой они по системе йогов на углях занимались! То вторая парочка резвилась не на жизнь, а на смерть. В прямом смысле этого слова! Они рубились на мечах - Клеймора с одноименным мечем в руках, а Рыся с катаной. Преподаватели явно не успевали вмешаться в схватку, поскольку она уже почти завершилась. В изящном пируэте Клеймора рванул меч вверх, разрубая грудную клетку противницы, но та в последнюю секунду перед смертью полоснула по горлу противника! И в то же мгновение два тела упали на траву. Но не на долго, поскольку одно из тел сразу же вскочило и начало возмущаться.
- Кретин! Идиот! Кто тебя учил, козла такого! Ты же до крови меня расцарапал!
- Не бухти, не мог я тебя ранить!
- А я и не говорю, что ты меня РАНИЛ, но расцарапал же! Я срубила цепочку чисто, а ты!…
- Что здесь происходит?!
- Зарядка, блин! Ты, почему руку не развернул, обалдуй!
- Прекратить ор! - к компании приближался Владислав - Клеймора, галопом пятьдесят отжиманий на мизинцах! А ты - брысь к гимнастам, щадящий режим, тридцать раз пресс качать! И не смотри на меня как манекенщица на эклер! Тебе еще как минимум две недели не беседовать!
Парочку как ветром сдуло.
- Молодой человек, можно нам узнать, что же здесь происходит? - голос профессора МакГонагалл дрожал от еле сдерживаемого возмущения.
- Ну, в общем-то, Вам уже ответили - зарядка. Мы каждое утро занимаемся…
- Так этот кошмар еще и повторяться будет! Между прочим, в Хогвардсе ученикам запрещено бродить по ночам!
- Совершенно с вами согласен, до четырех НОЧИ мы и носа не высунем из башни, но в полшестого УТРА, это же святое! Самое время для разминок.
- Это у вас называется разминкой, когда студенты пытаются убить друг друга?! Интересный метод обучения. И слабые сразу отсеются и курс не слишком большой, зато сильный - ехидство так и сочилось в словах профессора Снегга.
- Они - собеседники! Ни кто не убивает на беседах! Если Вы о чем-то не знаете, то не стоит показывать свое невежество с такой помпой!
Еще минута и светская беседа переросла бы во вселенский скандал, а такие вещи у волшебников битьем посуды не заканчиваются, но внезапно Владислав замер и с ужасом уставился куда-то за спины преподавателей. Он явно хотел крикнуть, но каждый раз что-то останавливало его. Обернувшиеся преподаватели с изумлением наблюдали, как Рыся крутила "солнце" на брусьях, установленных, судя по всему, только утром. Закончив, она встала ногами на верхний брус и кувырком ушла вниз. Рывок - и она вновь на верхнем, кульбит - на нижнем. Девушка словно летала между брусьями, останавливаясь только для того, что бы посильнее оттолкнуться. Затем, закрутив дикую "мельницу", она выпустила брус и под восторженные вопли ребят приземлилась, легко откинувшись и вскинув руки в приветствии. Зарычав сквозь зубы, Владислав, рванул к Рысе и, ухватив за косу, притянул её к себе. Сейчас, находясь среди остальных ребят, Рыська казалась просто подростком, все остальные, даже девушки, возвышались над ней не менее, чем на полголовы. Да ещё косы убранные корзиночкой и ковбойка с короткими штанишками до колен, делали её угловатой и беспомощной. На вид.
- Я кому сказал, щадящий режим?! Контрактуру хочешь? Или совсем без рук остаться?
- Мне нужно разрабатывать руки как можно раньше, а то потом намаюсь.
Но Владислав уже закусил удила, ухватив за ворот, он приподнял её над землей. Но не на ту напал! Громко вздохнув, Рыська выскользнула из ковбойки и, оставшись в короткой облегающей майке, мягко упала на землю. В следующее мгновение она крутанулась на земле и сбила обидчика подножкой. Владислав грохнулся на четвереньки. Тот час же, рука Рыси легла ему на загривок, вторая - козырьком к глазам: \"Мы с Мухтаром на границе службу верную...\" Договорить она не успела, но зато, успела отскочить в сторону, и звонко рассмеявшись, с разбега ласточкой бросилась в озеро.
Вслед за ней к озеру понеслась основная масса ребят, а по берегу, носились малыши, с воплями просящие обрызгать их.
- Ну, стерва такая, вылези только! Я не скотина, но управу на тебя найду!
- Нет, это просто что-то не вероятное! Как вы позволяете с собой обращаться! Вы, в конце концов, преподаватель или мальчишка с параллельного потока?! - возмущение профессора МакГонагалл было вполне понятно, но должного эффекта не возымело.
Владислав посмотрел на нее взглядом огородника, которого сугубо городской франт учит озимые окучивать. В этом взгляде было еще и столько невообразимой и совершенно не юношеской мудрости, что профессор даже несколько стушевалась. Затем, Влад свистнул, вызывая своих хулиганов на берег, и приказал привести территорию в порядок. Все, даже малыши, беспрекословно подчинились, только Рыська старалась держаться как можно дальше от него. Работали ребята быстро и слаженно, так что очень скоро все было убрано. Затем все выстроились в две шеренги, и задорно козырнув взрослым, строевым шагом и с песней отправились обратно в замок.
О, если вы думаете, что все приключения и скандалы этого дня этим и закончились, то вы очень ошибаетесь. Они еще и не думали начинаться!
Во-первых, Влад придумал, как утихомирить Рысю. Второй раз за утро весь Хогвардс стоял на ушах, по тому, что Влад и еще несколько ребят гонялись за Рыськой по всем коридорам. Этот недомерок не просто бегала как лось и уворачивалась как кошка, она проскакивала между людьми, резко меняла направление и в последний момент перескакивала с верхней движущейся лестницы на нижнюю. Но к концу завтрака её сумели загнать в угол, недалеко от общего зала. Оказалось, что все это затеяно с одной целью, трое ребят держали её за руки - за ноги, а Влад застегивал на запястьях и щиколотках металлические браслеты. За этим занятием их и застала мадам Помфри. Ор, устроенный двумя представительницами прекрасного пола, заставил усомниться в точности этого определения. Когда же на шум прибыли остальные преподаватели, выяснилось, что это утяжеляющие браслеты, специально для погашения излишней Рысиной активности (А то у неё жизнь - бьет ключом, разводным причем, и все по голове!). Но Рыся возмущалась, что браслеты поставлены практически на полный предел и теперь ей в течение нескольких дней даже просто ходить будет тяжело и больно. Влад проверил и просто охнул от изумления, действительно несколько перестарался, но исправить уже ничего не мог - срок, наложенный на замки браслетов, заканчивался только с учебным годом. Повозмущавшись еще какое-то время и попытавшись пнуть обидчика в голень, Рыся гордой походкой, продефилировала в направлении класса истории, первая пара должна была вот-вот начаться.
Во-вторых, некоторые Слизеринцы попытались затеять потасовку с русскими мальчишками из Гриффиндора, но откуда ни возьмись, появились девушки - Горностай, Шашка и Кастет с того же факультета и молча, но весьма выразительно влезли между парнями, и уходить явно не собиралась. Малфой вякнул что-то на счет прятанья за девчачьи юбки, но внезапно замолчал и даже как-то весь осел под лапищей Двуручника, бесшумно подошедшего к нему сзади.
- Табе чаво, милай? - нарочито коверкая слова, поинтересовался он. - Ничаво? Тады брысь по пещорам!
- Ой, Драко, у вас глазки на лоб вылазят. Это от перестраха? - оповестила Рыся резко побледневшего Малфоя, а за одно и всех находящихся в пределах досягаемости её хорошо поставленного голоса.
- Да не троньте их. Это же не ВРАГИ, не ПРОТИВНИКИ, даже не СОБЕСЕДНИКИ. Просто невоспитанные мальчишки, которых дома драть некому. Но мы это дело поправим, а родичам - отчет за проделанную воспитательную работу. И пусть только попробуют возмутиться! Делать нам больше нечего, как их семьи от проблем отцов и детей избавлять. - По взгляду, подаренному ей, стало ясно, что если до этого момента что-то еще и можно было подкорректировать в отношениях с Драко, то теперь у неё есть очень злопамятный и непримиримый враг.
- Ой, Непоседа!… - фыркнула грациозная красавица Эфа, - Чует моё сердце, не на то место тебе браслеты повесили. Ты своим языком народу теперь в два раза больше умучаешь!
В-третьих, на первом уроке защиты от темных искусств в тот же день, присутствовали как Слизеринцы, так и Гриффиндорцы. Профессор Прейси, как человек сугубо военный, но не имевший дела со студентами, пытался произвести впечатление выправкой и военной лихостью. Он долго читал нотацию о пользе и важности такой необычной науки, как защита, о разных способах защиты от разнообразной нечисти, заклинаний, зачарованных предметов и далее в том же духе. Но, как вы помните, институту ОЧЕНЬ не везло в последние несколько лет на преподавателей защиты, и все принимали его несколько настороженно. Тогда решив проверить, как закреплен старый материал, Прейси неожиданно выпустил на студентов боггарта. Естественно, тот оказался рядом с Невиллом Долгопупсом и превратился в не проходящий кошмар парня - профессора Снегга. Но не успел тот опомниться от шока и применить заклинание, как с задних рядов, где собрались русские ребята, донеслось мурлыкание Рыси:
- Снег, снег, снег, снег, Снегг над палаткой кружится... Та-а-к, профессору больше не наливаем!
Благодаря недавнему Дару все прекрасно поняли смысл сказанного. Но оценить в полной мере довелось только русским. Они сперва замерли, затем дружно вскочили и, пробормотав извинения, попросились выйти. Не дожидаясь ответа, все дружно бросились к двери, пытаясь заставить смех забиться обратно, но из кабинета вывалила просто оглушительно хохочущая куча-мала.

0

7

- Вы извините их, пожалуйста. Ну, совершенно не умеют себя вести в приличном обществе! Я пойду, приведу их? - Рыся, была сама вежливость.
- Д-да.
Медленно, с чувством собственного достоинства и серьезным выражением лица она направилась к двери. Но стоило ей скрыться, как к хохоту явно добавился еще один веселый колокольчик.
В-четвертых, были "дятлы". Нет, не настоящие птички, которые долбят вам по мозгам, выстукивая в лесу морзянку на деревьях. Это были...
Владислав несся по коридору, вопя как белый медведь в дурную погоду:
- Рыська, сознавайся, это ты?!!
Девушка в этот момент как раз хотела побеседовать о чем-то с преподавателем по полетам, мадам Трюк. От столь неожиданной атаки она даже растерялась и смогла только выдавить из себя:
- Наверное, это я… А в чем дело?!!
- Ты что, с ума сошла пускать "дятла" в оранжерее?! У мадам Стебель чуть инфаркт из-за разбитого стекла не случился!
- Это не я! У меня был сдвоенной урок истории!
- Тогда кто…,- но договорить он не успел. Поскольку в этот самый миг откуда-то со стороны раздался вопль: "Дятел!" и точно там, где только что находились головы Влада и мадам Трюк, которую Влад неожиданно дернул вниз, в стену впечатался какой-то метательный снаряд. Внимательно изучив вмятину над своей головой, Рыся, подняла с пола продолговатый и увесистый черный предмет. Похоже, это был брусок резины или каучука, убить не убьет, но шишек и фонарей понаставить может.
- Ну, ещё ко мне вопросы будут? Вот твой "дятел".
Извинившись перед мадам Трюк, Влад унесся с космической скоростью, ругаясь сразу же на нескольких языках одновременно. Установить виновника налетов не удалось. "Дятлы" атаковали каждый из классов. Налеты этих "птичек" продолжались еще в течение месяца. Они не взирали ни на лица, ни на возраст, ни на должности. "Дятел" мог прилететь и на перемене и на уроке, в любой класс - от начального до выпускного. Русских учить не надо, они и сами уворачивались и соседей, каких могли, с траектории полета убирали. Про начальные классы тоже разговора нет - они вскоре стали пригибаться еще до того как "дятел" появлялся, а вот с взрослыми и старшекурсниками возникли проблемы. Реакция оказалась несколько замедленной, и потому почти исчезнув из начальных классов, "дятлы" во всю занялись старшими. Мало того! Постепенно они из резиновых превратились в металлических, и летать стали с удвоенным рвением. Но никакие попытки выявить "дятловладельца" к успеху не привели. Но это было уже много времени спустя, а в тот первый день…
Последним же сюрпризом в тот памятный день стала доска объявлений неожиданно появившаяся на стене возле дверей в обеденный зал. На ней красовались первые объявления: "Всем привет, всем здравствуйте! Это мы, новые жильцы старого замка, торжественно приветствуем всех Вас и желаем провести в этом году самые не вероятные месяцы учебы!"; “ Медведь! Верни конспекты по прикладному колдовству и конфликтологии! Ты с прошлого семестра держишь! Горностай”; "Внимание! В первых числах октября состоится ролевая игра по мотивам произведений Толкиена. Разработка типажа и костюмы обязательны. Все желающие могут ознакомиться с условиями у Ирбиса, Лисы и Ласки. Количество героев строго не ограничено. Приватные переговоры с преподавателями и местными обитателями уже ведутся. Ирбис, Лиса и Ласка"; "Лирикам от физиков! В этом году мы вас точно сделаем как котят! P.S. И мяукнуть не успеете! "; "Физикам от лириков! Вызов принят. Еще посмотрим, кто кого. P.S. Кстати, а как вы котят делаете?! ", «Зарядка сегодня переносится на 6-30. Бог Ярило». Весёлая жизнь только начиналась.
В один из ближайших вечеров профессор МакГонагалл, решила разыскать профессора Дамблдора. Но, обойдя практически весь замок, она так и не смогла обнаружить его. Сейчас она находилась неподалёку от Малой башни и пыталась понять, куда он мог запропаститься. К тому же, размышлениям сильно мешали какие-то посторонние звуки. Все занятия уже закончились, и студентам было предоставлено свободное время, но чтобы устроить ТАКОЙ гвалт вместе следовало собрать почти весь Хогвардс. Возмущённая до глубины души, она решительно распахнула дверь в русское общежитие, не обратив внимания на появившуюся вывеску: «Таверна «Гарцующий пони».
За дверью творилось что-то невообразимое, у неё даже возникла мысль, не телепортировалась ли она ненароком на магловский маскарад? Но, присмотревшись, поняла, что знает каждого присутствующего. Только вот выглядят они…
- Что вы себе позволяете?!! – вспышка праведного гнева потонула в общем гвалте. Действительно, помещение больше напоминало разбойничий притон, чем зал приличной магической школы. То там, то тут были расставлены столы, за которыми веселились студенты всех возрастов в самых странных костюмах от пирата или мушкетёра до ковбоя или дриады. Кто распевал баллады, кто отплясывал все танцы сразу, кто метал ножи и дартс в мишени на стене, а то и попросту, устроил драку на шпагах или резался в карты. Последней каплей стала парочка, столкнувшаяся буквально у неё перед носом: расфуфыренный парень поймал за руку пробегающую девушку в скромном платье домохозяйки.
- В полночь у амбара. Приходите не пожалеете.
- Что?!
С ужасом МакГонагалл узнала Влада в юноше, а Рысю в девушке.
- Вы привлекательны. Я чертовски привлекателен. Так что нам время зря терять? Придёте?
- И не подумаю. А ещё пожалуюсь мужу, и он превратит вас в крысу.
- А кто у нас муж? – обеспокоено поинтересовался разом потерявший лоск Влад.
- Волшебник.
- Предупреждать надо! Рыся, а где муж?
- Я думала, что волшебником будешь ты. Кого ещё из «Обыкновенного чуда» видел?
- Да вон – принцесса Кортик и медведь Палаш отплясывают!
- Разобьём сладкую парочку?! – Рыська заговорщицки ткнула локтем под рёбра собеседнику.
Тот, помедлив несколько секунд, весело подмигнул ей:
- А, давай!
И прежде чем профессор успела вмешаться, они уже исчезли в толпе, выискивая нужных ребят на другом конце комнаты.
- О, Миневра! Тебе очень идёт костюм Шахматной Королевы. Из какой это книги, ты не помнишь?
Профессор с ужасом оглядела себя. Её мантия и вправду превратилась в платье в черно-белую клетку. Испуганно оглянувшись, она натолкнулась на Дамблдора, стоящего за её спиной. Его внешний вид почти не изменился, только мантия стала кричаще-красной с массой золотых солнц, лун и прочих зодиакальных изображений.
- Мне сказали, что я – волшебник из «Золушки» Шварца. Не совсем понял что это, но мне нравится!
- Вы здесь?! И ничего не предприняли?!
- А зачем? Мне нравится, всем остальным тем более. По-моему, маловато мы предоставляем ребятам развлечений. Надо будет что-нибудь придумать на будущее.
- Но что всё это значит?
- Они просто наложили заклинание на дверь, и теперь каждый проходящий сквозь неё становится одним из литературных персонажей. – Объяснял Дамблдор, провожая её к одному из столов и предлагая кружечку сливочного пива.
- А карты? – изумилась профессор.
- Это особая игра. Магические карты это почти как шахматы, плюс удача, как в обычных картах. Ребята попросили разрешения провести пробный вечер. Если понравится, они будут проводить подобные вечера раз в одну-две недели. Давайте, вместе посмотрим?
Вечер продолжался до одиннадцати часов. Были выбраны королева красоты и самая симпатичная пара из литературных персонажей, выявлены лучшие шпаги и гроссмейстеры. Стихийно организованный концерт, в который не менее стихийно вовлекли преподавателей, имел оглушающий успех. Ничего ужасного не произошло, наоборот, все были в полном восторге и интересовались, не повторится ли вечеринка в ближайшее время. Профессора обещали подумать. Естественно, разрешение было получено, а у Филча появился ещё один повод для ненависти к студентам. Правда, «Таверна «Гарцующий пони» не редко превращалась во что-то другое. Например, в литературное кафе «Бродячая собака», позволяя познакомиться с эпохой и произведениями поэтов серебряного века русской поэзии. Или вы могли внезапно оказаться на пиратском корабле, улицах города Зурбаган, в театре «Глобус», на танцплощадке шестидесятых, семидесятых, девяностых годов. А то и на разухабистой студенческой вечеринке, где под горячий чай с чёрным хлебом, дабы не нарваться на неприятности, пелись самые популярные из песен бардов или дворовой лирики.
В учительской то и дело возникали споры, как пройдет и главное, какие результаты даст этот учебный год. Слухи и, увы, сплетни, множились и расползались по замку со скоростью звука. Неожиданно появившаяся на перемене мадам Трелони предрекала катастрофу, а Снегг, Прейси и Филч вторили ей. Чем насолили ребята Прейси, оставалось загадкой, остальных же можно было понять. А жизнь в Хогвардсе катилась как фургон с горочки, набирая обороты и совершенно не давая представления, чем всё это может кончится. А на корабле, тем временем, зрел бунт против засилья некоторых личностей.
В то утро Рыська очень долго не показывалась после тренировки. Сперва это никого не обеспокоило, она собиралась вымыть голову, а с такой гривой это целая эпопея. Но, когда притихшая Рыся тенью скользнула в общий зал и заняла своё место, сердце у Влада почуяло недоброе. Хотя ничего, страшного не было. Ну, убрала она волосы с лица, ну надела косынку, подумаешь! Действительно ни чего особенного. Для тех, кто не знает эту чертовку. Платочек “а-ля колхозница”, аккуратно повязанный, полностью скрывал волосы, что казалось просто не вероятным и вызвало искреннее изумление не только у Заварихи, но и некоторых других ребят.
Например, юноша сидящий практически напротив Рыси за столом сперва просто мельком бросил на неё взгляд, и опять вернулся к тарелке. Но буквально через пару секунд он вновь уставился на девушку. Закрыл глаза и потряс головой. Посмотрел ещё раз. Наконец он выдал фразу, отчасти объясняющую столь неординарную реакцию:
- Они светлые!… У тебя глаза светлые!
- Это, что, противозаконно?
- Но волосы…
- Да, я светлоглазая брюнетка. Ещё вопросы есть?
Парень испуганно затряс головой, убеждая, что вопросов нет и, наверное, не будет. Но такая перепалка, пусть и на полутонах, привлекла к себе несколько излишнее внимание. Да и сама Рыся уже несколько раз внимательно посматривала на паренька. Когда с завтраком, вроде как было покончено, Рыся, попыталась потихоньку улизнуть.
- Рыська! Стоять, кому я говорю!
Тяжело вздохнув и понурив голову, девушка повернулась и медленно побрела к Владиславу.
- Будь так добра, объясни, что случилось.
- Ну… В общем-то ничего.

0

8

- А это, что?
В полном искреннего недоумения замешательстве, Рыся проследила за обличающим перстом.
- Голова. - В интонации ответа проскальзывал тот самый тон, которым разговаривают с выжившими из ума, но все равно уважаемыми, стариками, или с буйными душевнобольными.
- А на голове у тебя, что?
- Все нормально. Косыночка.
- Что у тебя на голове?! Под косыночкой! И только попробуй сказать, что волосы!
- Честное слово, все нормально.
- ЧТО. У ТЕБЯ. НА. ГОЛОВЕ!
- Что, что!… Бревно!
-Что?… - Оторопев от неожиданного ответа, Влад даже шарахнулся прочь.
Тяжело вздохнув, Рыся потянула платок с головы.
- Ну вот, теперь - пили.
- Это что такое?! Ты что с собой сделала, чокнутая?!
- Ты говорил, что у блондинок характер мягче.
- Какие ещё блондинки! И причем тут ТЫ!
Действительно, то, что в данный момент было на голове у девушки, было светлого цвета. Вернее, светлых цветов. Если раньше полосатой была только челка, то теперь все волосы переливались всевозможными оттенками от светло-серебристого, считай седого, и светло-золотого до медно-рыжего. Даже брови и ресницы казались на общем фоне несколько посветлевшими. И не удивительно, что, увидев такое чудо, Влад схватился за сердце и рухнул на скамейку.
- Объясни мне, милый ребенок, что ты сотворила с собой.
- Ни чего такого, чем бы я не могла поделиться с… родным коллективом. Я хотела просто осветлить волосы. И несколько перестаралась.
- Зачем?
- Ну, глупость сделала, с кем ни бывает. Ты не беспокойся, просто ОЧЕНЬ много настоя ромашки и календулы и перекись водорода. Скоро я опять приду в норму. - И понизив голос до шепота, - Ты представляешь, сколько радости будет этому, Снеггу? Он же меня живьем съест теперь - не смогла правильно рассчитать количество требуемых компонентов.
Влад ещё раз попытался строго посмотреть на хулиганку, но та смотрела с таким невинным и одновременно виноватым видом, что взывать к её разуму, было пустой тратой времени и нервов. Так, что молодой наставник повел себя единственно правильным образом: махнув на все рукой, послал её на все четыре стороны. Казалось, что инцидент исчерпан. Но очень многие удивились бы тому, что, Рыся сделала спустя некоторое время в темном коридоре.
Малькольм Беддок был сегодня весь день в очень поганом настроении. Причем с самого утра, когда увидел, что умудрился натворить, пойдя на поводу у Малфоя. Он шел с занятий, бурчал под нос проклятья в собственный адрес и не ждал ни каких сюрпризов от старой и хорошо знакомой дороги в зал Слизерина, когда неожиданно одна из портьер дернулась в сторону, и его резким рывком втащили в скрытую нишу.
- А теперь мы поговорим с тобой, как взрослые люди. Ты как эту дрянь мне умудрился подсунуть, гад?!
- Ты извини, я сделал очень подлую вещь. Я не хочу оправдываться и обвинять, кого бы-то ни было. Я взрослый человек, и должен отвечать за свои поступки. Ты можешь рассказать обо всем профессору.
- Да плевать я хотела, почему. Раз сделал, значит, хотел сделать. Я спрашиваю КАК?! Ты ведь и близко к нашей Башне не подходил.
- Ну, я сперва составил смесь. Я, в общем-то, ничего плохого не хотел. А потом мне подкинули идею как им воспользоваться. Ну, я и… Я подумал, что у тебя наверняка есть флакон со средством для волос. Я представил, что есть связь, как коридорчик, между пустым флаконом в моей башне и флаконом в вашей, ну и перелил сперва половину из твоего, а потом добавил своей смеси.
- Элементарно! Сообщающиеся сосуды! И ни каких тебе выкрутасов. Ты гений, твою б энергию, да в мирных целях!… - Рыся уважительно присвистнула, - Кстати, ты на каком курсе, малыш?
- На четвертом. Ты… будешь настаивать на моем отчислении?
- Лапонька, ты по жизни псих, или только сегодня с утра головой маешься? Кому я на тебя жаловаться стану? Владиславу? Так он тебя за такие хохмы по стенкам в лепешку раскатает, даже не уточняя деталей. Нет, потом жалеть, конечно, станет. Но тебя это уже мало обрадует. А Снеггу я из принципа жаловаться не пойду. У нас с ним с первого взгляда полная, обоюдная и непримиримая конфронтация. И кто остался? Дамблдор, что ли? - Чисто кошачье фырканье подчеркнуло всю нелепость подобного предположения. - Но по усиленным просьбам переживающих учащихся, могу лично оторвать уши, надрать задницу крапивой и дважды дернуть за нос.
- Нет, спасибо! Я уже не так сильно переживаю!
- Ну, то-то же. - Ребята уже выбрались из-за портьеры и шли, мило беседуя, по коридору. - Я только хотела спросить… Ты, что так взвился из-за цвета моих глаз?
Малькольм замялся, он понимал, что идея у него тогда мелькнула просто бредовая, и сознаваться в собственной глупости еще раз очень не хотелось.
- Я подумал, что перестарался с заклятьем усиливающим эффект осветления. Я думал, что глаза у тебя карие или черные… Ну, из-за волос, из-под челки они казались темными. А когда увидел серо-зеленые…
Рыся, посмотрела на горе-химика и весело рассмеялась. Смех был таким задорным и заразительным, что поначалу насупившийся парень и сам фыркнул, а через пять минут они заливались уже на пару.
- Ой, ну ты и подумал!… - Вытирая выступившие от смеха слезы, заявила Рыся, - Хотя я тебя понимаю! Значит, ты поколдовал над зельем? Это хорошо. Ну, тогда мне блондинкой всего с недельку ходить. А темнеть начну уже завтра.
- Почему?
- На меня положительные заклинания, ну там, лечение и тому подобное не действует практически. Стойкий иммунитет. А ты не врешь, на счет четвертого курса? Уж очень ты здорово в зельях разбираешься. Наверняка отличник и любимчик профессора?
- Давай, не будем про профессора. У меня с ним тоже несколько натянутые отношения. А я так люблю этот предмет!
- Знакомое состояние. Слушай! Хочешь по зельям узнать кое-что новенькое? У тебя сейчас какой урок? Никакого? Пошли к нашим, у нас Эфа будет как раз дома, а она в зельях спец!
- Но профессор тоже…
- Ни фига не тоже! У нас принципиально разные школы! Пошли скорей, а то начнется!
И схватив Малькольма за руку, она с неожиданной для такой маленькой девушки силой потащила его в сторону Малой башни. Но не успели они пройти и десятка шагов, как откуда ни возьмись, появился Малфой и два его дружка.
- Куда это ты собрался, Беддок? Ты так некрасиво поступил с нашей гостьей! Вы знаете, что это именно он подсунул вам зелье для осветления?
- Ну вот, началось! Солнце моё! Ты что, на ухо туговат или у тебя обширный склероз в юном возрасте? Я же сказала, что это мое личное изобретение. Так что топай дальше и притормаживай на поворотах, иначе носом хряпнешься.
И гордо задрав голову, парочка продефилировала мимо обалдевших парней.
- Эй, Беддок, а что скажет на счет твоих экспериментов профессор Снегг? А?
Малькольм сразу сник и повернулся, что бы пойти в общежитие Слизерина. Но сильная ладошка сжала его локоть.
- Интересно, а ОТКУДА он узнает?
Наглая и самодовольная улыбка расплылась на лице Драко.
- Ах, ТЫ скажешь! - Глаза Рыси превратились в две щелочки, - Ну так иди - доноси. А я все стану отрицать. И он тоже. Станешь, станешь. Или ты хочешь, что бы этот хмырь праздновал победу? Мало того, я поинтересуюсь у профессора, а ОТКУДА ТЫ ЗНАЕШЬ? Может, ты все выдумал или сам сотворил, а теперь пытаешься свалить на другого, кого он и так недолюбливает? А если и знал, то почему не сказал раньше?
Столь яростный и мотивированный отпор поверг Драко в прострацию. Давно он не встречал противника, способного ответить ударом на удар, да еще и его же оружием.
- Извините, молодые люди, но у нас сейчас очень мало времени. Мы продолжим нашу познавательную и высокоинтеллектуальную беседу, как ни будь в другой раз.
- А ты, как любит говорить моя бабушка, не будь чем щи наливают, - заявила Малькольму Рыся, тащившая его подальше от милой троицы - Ты парень или нет? Раз тебя бьют, значит либо заслужил, либо нет. Заслужил - получай, а нет - бей в лоб и делай клоуна! И вообще, не думай, виноват или нет - давай сдачи и посильней!
Так Малькольм стал одним из первых студентов Хогвардса, зачастившим в Малую Башню, как к себе домой не ради развлечения, а ради знаний. Ребята приняли его и ни когда не отказывали в помощи по любому из предметов. Преподавание у них было, правда, несколько непривычным, но доходчивым. Втянувшись, Беддок притащил с собой пару друзей, у которых возникли вопросы, а те поделились ещё с кем-то, и постепенно, Башня превратилась в репетиторскую. Хотя, конечно, и от развлечений отказываться никто не спешил, активно готовясь к предстоящей ролевой игре на свежем воздухе.
Правда, кому было не до развлечений, так это Рысе. Малыши на время уроков были предоставлены сами себе и последствия не замедлили сказаться самым печальным образом. Сумев не понятным для многих образом завоевать привязанность и благоволение со стороны домовых эльфов, девушка просила их по мере сил и возможности присматривать за мелкими обормотами, но не в ущерб работе. Следовательно, малышня куролесила, как ей вздумается, пока не доигралась.
Урок Защиты начинался как обычно – профессор Прейси объявил тему леприконы. Леприконы были маленькими духами, родня домашним эльфам, но в отличие от них никогда человеку не подчиняющиеся. По преданию у каждого леприкона имелся горшочек с золотом, которое он оберегал как самую дорогую святыню семьи. По сути, он таковым и являлся – потеряв горшок, через некоторое время вся семья леприконов теряла и свой статус, становясь изгоем среди остальных семей. И если со временем утрату золота можно было восполнить, то даже имя провинившегося навсегда исчезало, вплывая разве что в страшных леприконских сказках, которыми пугали малышей. Естественно, что такая вещь хранилась пуще глаза и самая первая наука, которую постигал любой малыш – наука дурачить и обводить вокруг пальца жадных до золота людей. Ведь отобрать горшок можно только одним способом – поймав владельца. Но горшок было мало получить, его следовало ещё удержать и не получить в довесок такую мелочь, как проклятие леприкона.
Всю вводную часть лекции Рыся сидела с окаменевшим лицом. Девушка с такой силой вцепилась в край стола, что костяшки пальцев стали белыми. Она слушала рассказ профессора и вздрагивала при каждом упоминании человеческих уловок как от пощечины. Особенно её бесили злорадные вопросы и комментарии Малфоя, похоже, наслушавшегося подобных историй еще в младенчестве, в виде реальных семейных подвигов. Когда же Прейси предложил обратить внимание на задёрнутую тканью клетку в углу класса, девушка готова была сорваться с места и высказать пару ласковых. Волк едва успел ухватить её за ворот и дёрнуть на место. Профессор не спешно подошел к клетке и сдернул покрывало, продолжая объяснять материал студентам. И по тому, смех, сперва робкий и неуверенный, а потом просто гомерический стал для него полной неожиданностью.

0

9

В клетке сидела Плюш. Вернее, если бы сидела! Она старательно выпихивала из неё маленького пузатенького человечка, чуть ниже её ростом в смешном зеленом сюртучке, намертво застрявшего в дверце филейной частью. Снаружи же человечка старательно тянул за руки Ким. Обнаружив диверсию, профессор бросился к мальчишке и оторвал его от леприкона. От рывка Плюш слишком резко дернулась, клетка скакнула на месте, не устояла и с грохотом рухнула вниз. От полученного удара застрявший леприкон вылетел наружу как пробка из бутылки и не замедлил скрыться. Следом из покорёженной клетки выползла Плюш. Грозно рявкнув, профессор ухватил девочку за воротник второй рукой и приподнял над полом. В классе наступила мертвая тишина, таким Прейси еще ни кто не видел.
- Не смей. – Тихо, но веско прозвучало в этой тишине.
На Рыську было страшно смотреть. Она ещё не отошла от прежнего раздражения, получила повод основательно разозлиться и теперь могла бы запросто испугать и не особо пугливого человека.
- Не смей…те, - слегка подкорректировав, потребовала она у преподавателя, - Дети правы. Сажать в клетку разумное существо, да ещё с целью получения выгоды – это подлость.
- Допустим… - Прейси смерил девушку ледяным взглядом, - Но урок сорван, а за малышей отвечаете вы! Минус тридцать баллов Слизерину. И прошу покинуть кабинет вместе с подопечными.
Холодно раскланявшись, девушка вывела малышей из класса. Но как только дверь за её спиной захлопнулась, девушку как подменили. Она рывком забросила пацанят на подоконник и закрыла глаза, что бы хоть немного успокоиться. Сосчитав до десяти, она набросилась на малышей.
- Как вы посмели устроить такой дебош?! Вы мне не могли рассказать?!
- Некогда было. Мы его только перед уроком нашли.
- А ты всегда говорила, что к остальным расам следует относиться, прежде всего, с уважением. Знаешь, какой он несчастный сидел?! Он плакал!
- Конечно, я говорила, но всё нужно делать умеючи! За что вы его отпустили? Что потребовали? – Вопрос был не маловажным, поскольку, если малышам были обещаны деньги, то и проклятие наверняка имело место в качестве бесплатного приложения.
- Он сказал… Вернее, пообещал…, - замялись малыши.
- Ну, что именно?
- Мы попросили трижды вызвать для нас радугу, пока мы живём в Англии, когда попросим.
- Да! И самую красивую, какую только можем представить!
Услышав это, Рыська только и смогла выругаться про себя и рухнуть рядом на подоконник. Ничего не понимая в защите, ребята всё сделали правильно – пленного леприкона мог освободить любой, не только тот, кто его поймал, но за услугу следовало просить платы, иначе бедолага оставался «привязанным» к месту пленения. Увы, волшебный народец чтил традиции. Но, расставшись с золотом, леприкон имел полное право отомстить, а значит, просить следовало очень осторожно, стараясь обезопасить себя. Но это редко кому удавалось. Собственно говоря, именно это и было сегодняшней темой.
Клетку ребята нашли перед самым уроком, на перемене. Их любопытным носам и шаловливым ручонкам были открыты практически все замки, что ж говорить об открытых кабинетах? Найдя пленника и до глубины души возмущённые его положением, Ким и Плюш пристали с расспросами к бедолаге. Узнав с кем имеют дело, эти оболтусы здраво рассудили, что раз конец радуги по преданиям указывает на место расположение горшка, то значит, и вызвать саму радугу для хозяина не проблема. Конфликт был улажен при полном взаимопонимании. Проблему составило само извлечение леприкона из клетки. Прейси своё дело знал, и так просто выкарабкаться ни как не удавалось. Пришлось Плюш, как более гибкой, самой забраться внутрь и помочь пленнику протиснуться в дверцу. Результат был известен.
- Господи, - застонала Рыся, - ну что, скажите, мне с вами теперь делать? Профессор устроит хай вселенский, и в какой-то мере будет прав, но дальше-то что?! Куда вас девать, радости мои?
- Мама Рыся, не расстраивайся ты так. Ну, давай мы с тобой на уроках будем сидеть?
Та только рукой махнула. О том, какой разнос устроит декан, думать не хотелось, наказывать ребят рука не поднималась, оставалось одно – жить дальше.

0

10

Глава 3. РУСАЛКА.

Не смотря на всевозможные выдумки русских ребят, главным всё же в школе оставались занятия, которые следовало обязательно посещать. Во избежание репрессий со стороны тёмных, и не только, личностей.
Этот день шел как любой другой, но была, какая-то натянутость, ожидание. Оно витало в воздухе, проскакивало, как искры высоковольтного напряжения между учениками. Напряжение постепенно нарастало и наконец, нашло выход, не столько благополучно, сколько странно.
На уроке зельеварения у Слизерина и Гриффиндора присутствовали Ким и Плюш, оставить их с кем-нибудь кроме Рыси после устроенного скандала на уроке Защиты, было несколько проблематично, так, что таскать их за собой, приходилось ежедневно. Многие из преподавателей, если и были недовольны, то кроме самых возмутительных случаев, не возражали. Дети, в общем-то, вели себя прилично, но были слишком общительны и разговорчивы. Правда старшие товарищи на каждый урок давали им задания, но малышня успевала, как правило, все уже к середине урока и начинала требовать внимания. Например, сейчас они потихоньку забрались на кафедру, благо профессор находился в другом конце зала, и начали активно обсуждать - что же это такое в забавных скляночках? Причем, как правило, ответы были правильными, споры возникали редко и решались миром. К тому же постепенно начали всплывать какие-то конкретные истории с различными зельями.
- Если это выпить, превратишься в то животное, какое захочешь, но не надолго. Помнишь, как Грифон в мыша превратился, а потом весь подвал переделывали - он в норке застрял?
- А если это - сможешь задерживать свое тело в воздухе.
- Если отравишься растением, надо из этой склянки пить, а из той, для быстрого эффекта, на запястьях символы вывести. Меня так бабушка после волчьих ягод выхаживала.
- А вот если смешать это противоядие и тот бальзам от ожогов и вон ту припарку, склянку разорвать может! Точно, Ким, ты видел у мамы Рыси на груди шрамы, как будто от огня? Нет? А я видела, когда она меня в ТУ ночь из горящей спальни вытащила!
- Ну и что, мало ли от чего шрамы бывают.
- А я спросила! Она не ответила. А бабушка сказала, что, такие как она вечно отвечают за свои и чужие ошибки. Потом я у неё вырезку из "Магической мысли" нашла в фотоальбоме, там как раз про взрыв в школе. Там написано, что один из студентов допустил смешение реактивов, и только благодаря студентке Р. все обошлось. Она выхватила колбу и бросив её в раковину, накрыла своим телом. Жидкость выплеснулась в слив, но часть взорвалась на верху, и девушку пришлось госпитализировать с множественными осколочными ранениями и ожогами грудной клетки.
- А причем тут мама Рыся?
- А я фотографию узнала, её как раз сняли, когда из школы на руках выносили. Она лицо закрыла, но я-то её всегда узнаю! А бабушка ругается на неё, но очень гордится! Сама видела, как она над статьей плакала и гладила фотографию.
- Зато я знаю, откуда у неё ожерелье из когтей и клыков медведя и тигра, она его никому-никому не дает, даже просто в руки подержать! Это по тому...
- Ну-ну дети мои. О чем вы ещё народу поведаете? - Притихший было класс вздрогнул, как застуканный за списыванием второклассник (Я знаю, что не хорошо, но ведь точно никто не увидит. Ой!) - Может, лучше про свои эксперименты поведаете? Например, как вы в крем для бритья вытяжку экстракта одуванчика и живую воду деду подмешали? Ему через два часа на конгресс ехать, а вместо бороды белые шарики по всему подбородку! И чем больше срезаешь, тем лучше растет! А кто компот из молодильных яблок в том году старшему курсу подсунул? Молчите?
- Все это очень познавательно, но может быть, вы займетесь непосредственно, заданием? - холод в голосе Снегга мог бы остудить доменную печь. - Или вы знаете предмет лучше преподавателя?
- Ну, это смотря КАКОГО преподавателя - сквозь зубы произнесла Рыся. По классу прошелестел тихий, но весьма ехидный смешок, исчезавший при приближении профессора и возникавший вновь за его спиной. Правда стоит отдать должное, хихикала, только русская компания. Остальные недоуменно переглядывались. Профессор начал закипать, если только вы видели кипящий лед.
- Будьте так добры, сударыня Рыся, скажите что получится если в это зелье добавить настой чертовой ноги?
- Отрава.
- Вы хотели сказать - яд?
- Нет. Яд - это выпил и отравился. А эту дрянь при добавлении настойки ни один нормальный человек и в рот не возьмет. А если случайно и возьмет - сейчас же выплюнет. Горечь неимоверная. А одного глотка для отравления не хватит. К тому же вы добавляете сюда сушеный корень вороньего глаза, а при остальных компонентах он даст такой эффект! Вы что, ни разу его не испробовали на людях?
- Что означает ваше заявление? Я не один раз применял его на уроках по противоядиям!
- То, что эта отрава так воняет и имеет такой вкус, что влить необходимую порцию в кого-то можно только загнав его в угол и приперев коленкой! И то милосерднее будет сперва придушить человека, чтоб не так мучился. А насчет применения… Ради зачета студенты еще и не на такие подвиги способны.
- О, похоже, что вы имеете огромные познания в области отравлений?!
- Естественно! Меня учили не только составлять, но и соображать, с какими веществами сочетаются те или иные отравляющие вещества.
- И что, часто приходилось применять на практике знания?
- О да! Если знаешь, такие тонкости и самому легче узнать куда добавили и… - она многозначительно замолчала, - и просчитать, кто добавил. Хотите, я и вам прочитаю лекцию об отравляющих веществах?
- О нет! Спасибо! Я надеюсь, что все-таки знаю достаточно!
- А зря, зря… Учиться - всегда пригодиться!
Пикировка длилась уже около двадцати минут, но вдруг Рыся вздрогнула и замерла, прислушиваясь к чему-то за стенами класса. Вместе с ней оживились и остальные русские девушки.
- Дождь…- нежно произнесла Рыся по-русски. - Боже мой, дождь! С грозой! Последняя гроза в этом году!… Наконец-то! - В её голосе слышалось облегчение и радость.
- Мы с тобой! - раздалось со всех сторон.
- Нет. Все остаются дома и из Хогвардса носа не высовывают.
Скорее всего, в этот момент разразился бы не бывалый скандал, и профессор уже был готов высказать своё мнение по поводу поведения некоторых личностей на его уроках, но… Как раз, именно этот момент Малфой выбрал, чтобы подбросить в отвар Гарри пузырек. В общем-то, время он выбрал правильно и, наверное, на качестве зелья это не отразилось, но зато само оно резко загустев, обрело небывалую живость и бодренько заскакало по партам к выходу, разбрызгивая во все стороны липкие и вонючие капли. Правда слишком далеко ускакать не получилось - Горностай, прицельно метнув ложку для помешивания перед носом Снегга, похоже вырубила скакуна. То, что осталось, Гарри и Рон аккуратно затолкали обратно в котел.
- Гриффиндор минус десять очков! За срыв урока.
- Ну конечно, а Слизерин как всегда у нас белый и пушистый, болеет только! Ангел крылатый, а не змий ползучий!
- А вам, лично, - уборка кабинета после всех занятий. Отмыть и отчистить без применения магии!
- Не бойся, мы с тобой! Можешь рассчитывать на наше крепкое мужское плечо! - радостно возвестил Эсток, - Мы с Тигром всегда к твоим услугам!
- Ага, щаз-з-з! Помню, в прошлый раз это было дежурство по классу. Так, кто все мыл, чистил, протирал? Я! А Вы, помнится, дабы скрасить мой досуг, мне Некрасова читали, "есть еще женщины в русских селеньях", "коня на скаку остановит", и прочие прелести тяжелой жизни русской дамы. Так, что, дорогие дети, идите на фиг!
- Йес оф кос, а что толку! - донеслось от парты слизеринцев, за которой сидел Рапира. Хихиканье постепенно стало принимать всхрюкивающее звучание.
- Йя, йя, натюрлих. Штангенциркуль, - внес свою лепту Волк. Урок не завершился истерическим припадком, только по тому, что кончился. Вся компания русских девушек, подхватив вещи, вылетела из кабинета, захлопнув дверь. И сразу же с наружи раздался хохот и топот ног по лестнице.

Гарри был расстроен, похоже, он забыл нужную книгу. И не где-нибудь, а в классе зелий. Так, что именно сейчас он и шел за ней. Пожалуй, он бы и обошелся без книги, но именно сейчас ему было просто необходимо иметь её при себе. Уроков в тот день оставалось не много, а по зельеварению их вообще не было. Так, что, подходя к классу Гарри, был очень удивлен, услышав веселую песенку из кабинета зельеварения. Он даже притормозил перед дверью, ему представился профессор Снегг, готовящий какое-то пакостное зелье и напевающий при этом. Но мысль была сразу же изгнана, то есть готовящий - это да, пакость - да, а вот поющий... Нет!! Не сумев побороть любопытство, Гарри приоткрыл дверь. Рыся, была просто неотразима: косы короной уложены вокруг головы, юбка узлом завязана на боку, а кофта - на груди. И вот в таком виде, сев на колени на парту, она надраивала её тряпкой. Конечно, пела тоже она.
- Начальник гвардии дворца был, как обычно, пьян!
В одной руке он меч сжимал, в другой руке стакан…
Закончив надраивать одну парту, она поднялась на ноги и перескочила на соседний ряд. Песенка о злоключениях бедного начальника продолжала звучать. Работала Рыся под пение быстро и эффективно. Уже к последнему куплету она перебралась на последнюю парту и только тут подняла голову:
…И выронив стакан и меч, у ног её упал!
Был страшен королевы гнев, но он не пострадал.
Зато, бедняге королю устроен был скандал.
Начальнику же все сошло, живется, как жилось -
Все так же пьян, хотя кругом введен сухой закон!
- А книжечка, между прочим, в твоей парте лежит. Мне очень интересно было узнать, ЗА ЧЕМ КОНКРЕТНО, ты вернешься в класс.
- Ну, за книгой, а почему бы и … ЧТО ты сказала?!
- Именно то, что слышал. Я позвала тебя. Еще на уроке, когда меня оставили. Нет, я тебя не заколдовывала, не навязывала своё желание. Просто обратилась к тебе с помощью психологического фактора. Обыкновенный вербальный контакт, не более того. Взгляд, поворот головы, движение рук и ты подсознательно понимаешь, что тебя о чем-то просят. Ты понял просьбу, но не совсем осознал. И сам создал ситуацию, что бы иметь предлог вернуться в класс. Слушай, а у тебя не плохо получается! Но, честно говоря, первый раз вижу, что бы сознание настолько опережало разум. Ты с этим поосторожней, а то не ровен час нарвешься. Или на оборот вывернешься… С такими вещами ни когда не знаешь, в какую сторону кривая повезет.

0

11

- И зачем же ты меня позвала? Может, я тебе очень понравился? - ехидство в голосе Гарри можно было понять, после истории с Кубком Огня, тогда тоже было несколько желающих "помочь, потому, что ты мне понравился". Еле живым ушел!
- Не хами бабушке! Я можно сказать ночей не сплю! От любви сгораю, как увижу слезы, счастья на глаза наворачиваются, как расстанемся - слезы горечи! И вообще: только я глаза закрою предо мною ты встаёшь, только я глаза открою - над ресницами плывешь! Ага, сдрейфил! Не сходи с ума, поговорить нам с тобой надо, так что присаживайся. Я работаю, ты - спрашиваешь, мы - разговариваем. Захочешь, сам мне что-нибудь расскажешь.
- А вообще-то, ты кто?
- То есть?
- Ну, ребята относятся к тебе как-то странно. Ты для них авторитет. Но ты ни чем не отличаешься от них! Почему тебя считают особенной?
- Просто с каждым из них я прошла через серьёзные испытания. Я не такая малолетка, как тебе кажется. Судьба была не очень-то ласкова со мной. Рано стала сиротой. Отца не знала, он погиб еще, не зная, что я появлюсь на свет. А мама… Мама умерла прямо у меня на руках, когда мне было пять лет. Тебе повезло, что родители погибли, когда ты был слишком мал. Ты все видел, но ничего не можешь вспомнить наверняка. Только отрывки, сны, но это где-то в подсознании и ты не можешь поклясться, что все было именно так! А я… я все помню. Тот день навсегда стал моим кошмаром. А-а, ладно! Это только мой мир. Так, что в результате я оказалась совершенно неожиданным подарком для дедушки и бабушки. Я, конечно, ввязывалась в какие-то истории, а Полигон стал моим домом. Если где-то что-то происходило, можно было не сомневаться, я была участницей или, в крайнем случае, наблюдателем. Потом был институт, выбор факультета, скандал с родней, "практические задания"… и гибель четырех самых дорогих мне людей. Я тогда не сошла с ума только потому, что мне досталось наследство в виде двух оболтусов. Их нужно было поднимать, и я оказалась нужной в этом мире. Краткая история, карманное издание.
- Ты хочешь, что бы я рассказал про себя?
- Только ТЕБЕ решать.
И Гарри начал свой рассказ. Да судьбы у ребят похожие, но и разные тоже. Девушка знала о своих способностях с рождения, он - нет. У нее были дед и бабушка, которые её любили, у него - дядя и тетка, которые его ненавидели. Она так легко сходилась с людьми, все русские ребята обожали её, к ней влекло почти всех, устояли разве что, Снегг, да Малфой, Гарри был популярен, но у него было всего три друга. И все же было, что-то очень сближающее их. Можно сказать родственное. Но что? Это и предстояло выяснить.
- Слушай, а чем, вообще отличаются наши школы?
- Ну, мы стараемся, как можно меньше зависеть от внешних обстоятельств. Например - метлы. Мы каждую метлу сами делаем, они все равно, что живые, а летать можно, в принципе, вообще на чем угодно. Или палочки ваши. Я не пользуюсь палочкой, у меня есть руки и я могу управлять своим сознанием, а иногда достаточно очень сильной концентрации, чтобы заклятье попало в цель. Да, и вообще, у нас идет больший акцент на концентрацию и наговоры. Иногда простыми, мало понятными фразами, возможно, и не несущими смысловой нагрузки, мы можем сильно повлиять на человека. Надо только знать, КАК и ЧТО говорить. Еще можно использовать наговоренные предметы, очень эффективно, а иногда и опасно. Лишившись палочки, ты окажешься, практически безоружен, а моё оружие всегда при мне. И плюс ко всему мы - психологи. Я не стану насылать заклятье на человека, чтобы заставить его сделать, что ни будь, но могу подтолкнуть к мысли о том, что он должен сделать или просчитать, что он сделает в той или другой ситуации. Другой вопрос, как и зачем я это сделаю. Такому у нас обучают лишь избранных, тех, кто никогда не причинит вред другому человеку. Или не человеку. Мы даем своего рода клятву Гиппократа, нарушение которой очень строго карается. И, прежде всего, ты сам пострадаешь от своих действий.
- А что с факультетами? Я не совсем понял, почему ты попала к Слизеринцам.
- В свое время я сделала выбор, руководствуясь скорее эмоциями, чем разумом. Это была экспериментальная группа. Тогда нас было двести пятьдесят человек - пять групп, а теперь всего сто семь. И всего три группы. Нас учили выживать там, где ни кто не выживет, но и это не помогало. Мы гибли, защищая других. А когда возвращались, то отрывались по полной программе: не использовали магию, валяли дурака, откровенно хулиганили! Это было здорово! За глаза нас называли "Рано-Или-Поздно", но мы не обижались. Теперь многие из наших попали в самые различные страны мира, по обмену. Многие страны, предпочли вызвать профессионалов разгребать всю ту грязь, что наворотили. Знаешь, Драко однажды даже обозвал меня чистильщиком. Нас презирают, но без нас замараться бы пришлось самим… Интересно, только, кто эму сказал?…
- Почему ты так хотела поговорить со мной?
- Ты такой же, как я. У тебя есть твоя магия и если ты не хочешь однажды причинить очень серьезный вред кому-нибудь, ты должен учиться управлять этой силой.
- Нет! Не правда!
- А ты думаешь, как ТОГДА удалось обмануть Кубок Огня? Это только говорят, что школ и представителей трое, а на самом деле их четверо. Кубок знает о нас, но как-то так сложилось, что ни кто из наших ребят не принимал участия в Турнире уже многие годы.
- Но, это значит, что я должен быть похож на вас… Должен уметь…
- Доказать? Смотри Фома-неверующий…
С этими словами она подхватила его руки и, развернув ладонями вверх, накрыла своими. Затем, приподняла их, и Гарри почувствовал, как между его руками и руками девушки возникло своего рода поле. Легкое покалывание в пальцах, появившееся при первом прикосновении, постепенно сменилось приятным теплом, разлившимся по всему телу. Она убрала руки и приказала:
- А теперь попробуй свести ладони вместе. Не торопись и не делай никаких резких движений.
Гарри послушно стал сводить ладони, но они спружинили на некотором расстоянии друг от друга. Было такое ощущение, что он сжимает воздушный невидимый шарик. Только этот шарик слегка пульсировал в его руках, в такт с дыханием, словно в твоих ладонях находится кто-то очень маленький и живой.
- Что это? - прошептал Гарри.
- Это магия, которая дремлет в тебе. Научись понимать и принимать её. И она ответит тебе. Это странно, но просто попробуй и ты поймешь, что я права.
- А что… что я должен делать? Как можно понять эту магию?
- Очень просто, каждый день вызывай этот шарик и перекатывай его между ладонями. Пока это все, что ты можешь. Через пару недель, я научу тебя, как перекидывать шарик из ладошки в ладошку. После станем учиться направлять поток вовне. Поначалу будет тяжело, но потом тебе понравится, и ты будешь легче открывать потоки магии. Да, если тебе не неприятно, можно я сделаю еще одну вещь?
Гарри, оторопев от новостей, только и смог кивнуть в ответ. А Рыся снова накрыв его ладони, сосредоточилась и внезапно резко хлопнула. Тотчас же над руками Гарри и Рыси ярко вспыхнули две сферы, его - маленькая, размером с мячик для тенниса и её - больше, около полуметра в диаметре. Но, самое удивительное, что у сфер были очень похожие цвета, у Гарри ярко-зеленая, цвета молодой листвы, а у Рыси - более насыщенный, скорее цвет изумруда или малахита, но и та и другая были с золотистой искрой в самой глубине. Увидев это Рыся рассмеялась и весело чмокнула Гарри в кончик носа:
- Привет, братишка! Кто бы мог подумать, да мы с тобой еще и из одной колоды! Гордись, Листик, такая расцветочка, как не странно, очень редкая. Нас, зеленых мало и новеньким всегда рады, а уж Артефактам…
- Что значит колоды?
- Просто нашу магию можно разбить по цветам, а еще есть карточная магическая игра, в ней магия имеет цвета: белый, синий, черный, красный и зеленый. Ты же был у нас на вечерах, мы на них часто устраиваем карточные дуэли. В игре можно сражаться с противником какой-то одной магией или комбинировать две в одной колоде. Зеленый цвет - магия природы, леса. Есть еще в колоде и такие как мы с тобой - с золотистыми искорками. Таких называют Артефактами, мы имеем какое-нибудь дополнительное свойство. Я могу останавливать время. Так однажды смогла только я… - она замерла, словно это свойство вызывало у неё какие-то очень тяжелые воспоминания. Но, тряхнув полосатой челкой, она разогнала неприятные думы, и весело улыбнувшись, добавила - Так что, тренируйся, а там посмотрим, что ты за подарочек.
С этими словами она растрепала и без того лохматую прическу Гарри.
- Странно, почему моя сфера такая маленькая понятно, но твоя тоже не велика… Это так и должно быть?
- В общем-то, нет… - как-то странно откашлявшись, произнесла она - У меня Узелки, - с этими словами были продемонстрированы скандально известные браслеты. - Ну, как вызвать магию, ты понял, а гасить её надо так…
С этими словами она резко встряхнула своими ладонями и, взяв за запястья, помогла повторить движение Гарри.
- Очень мило, но вынужден прервать ваши нежности. Прошу освободить класс, Поттер, а вы, Рыся, будьте добры, закончить уборку. - Язвительный голос, естественно, принадлежал хозяину класса.
Едва Гарри выскочил за дверь, Рыся развернувшись к профессору и не менее язвительно поинтересовалась:
- Все это тоже очень мило, но будьте любезны, скажите, пожалуйста, а что, стучаться в дверь вас забыли научить или память-девичья? - да, уж, если её достать, Рыся, становилась просто стервой. - А может, склероз проклятый замучил? Что, в общем, не удивительно, в вашем-то преклонном возрасте.
Только теперь профессор стал если не сочувствовать, то хотя бы понимать поведение Владислава. Впрочем, кабинет был выдраен на совесть, а высказывания в свой адрес он решил пропустить мимо.
- Вы свободны, но впредь прошу вести себя подобающим образом. Я уже говорил вам, что знаменитость в столь юном возрасте никогда не бывает на пользу. Я считаю, что вам следует просто как можно лучше учиться, а не…
- Угу, - перебила его Рыся - правильный вы у нас, значит… А я всю жизнь ненавидела ПРАВИЛЬНЫХ учителей. Меня с ребятами связывает нечто большее, чем вы можете себе представить, и у многих есть причина прислушиваться к моим словам, да и зазнаваться я никогда не зазнавалась. Наше с ними обоюдное уважение основано на том, что мы вместе пошли через слишком многое. Вы взрослый человек и я знаю, тоже кое-что пережили, но не судите, да не судимы будете.
С этими словами девушка подхватила свои вещи и направилась к выходу. Когда профессор попытался остановить её со словами, что разговор ещё не закончен, она обернулась:
- Кстати, не доставайте моих друзей. Пожалуйста. А то - человек я не злопамятный… Я просто злая и на память пока не жалуюсь. - Она распахнула дверь и вышла.
Возможно, именно эта перепалка и послужила развитием ночных событий. В конце концов, со Снеггом так себя еще ни кто не вел, и он был просто вне себя. А может, сработал всемирный закон свинства, он же закон Мерфи, или русские в этот вечер слишком примерно себя вели… Но так или иначе, когда в одиннадцать часов ночи темная фигура отделилась от стен Малой башни и направилась в сторону леса, это было замечено. И тот, кто заметил, не замедлил направиться следом.

0

12

Гроза, что действительно началась днем, уже шла на убыль. Молнии сверкали где-то у горизонта, тая в ночной тьме. А вскоре и совсем исчезли. Постепенно отшумел, отстучал и ливень, только крупные капли изредка тяжело падали с листа на лист. Еще через какое-то время тучи разбежались в стороны, открывая небывало яркую, переливчатую, словно умытую грозой луну. Ночная хозяйка покидала ложе из мягких туч медленно, точно нехотя, но вскоре любопытство, заставило её высунуться из-за леса. Очевидно, её заинтересовал человек, незаметно крадущийся по лесу. Вернее, считавшим, что незаметно.
Честно говоря, он и сам был не в состоянии объяснить, почему отправился один, не прихватив ни кого в помощь и вооружившись лишь волшебной палочкой. Но предвидеть последующих событий он и впрямь не мог. Сначала все шло как надо, только лес был очень мокрым, холодным после грозы, а потому казался еще более опасным. Но темный плащ и его преследователя это не смущало. Какое то время они шли по тропинке, затем плащ нырнул в кусты, помелькал то тут, то там… и растворился в ночи. Но тот, кто преследовал, посчитал, что успел заметить, в какую сторону он направился и продолжил преследование. Луна, снова заскучав или застеснявшись, вновь закуталась в облака.
Время близилось к полуночи, а догнать ускользающую тень не получалось. Вернее, преследователь был уверен, что вот-вот её настигнет, когда около небольшой полянки прямо с дерева ему на плечи кто-то рухнул, опрокинув на спину и придавив к земле. Тот, кто это сделал, своё дело знал, плотно зафиксировав руки, он оседлал его в прямом смысле этого слова! Он?… Хотя… Да, несомненно, луна, не нашедшая лучшего времени, соизволила наконец выползти из-за туч и осветить напавшего. Существо, так ловко расправившееся с ним, (даже пальцем не пошевелить, не то, что палочку использовать), было скорее женского рода. Бледная, чуть светящаяся в лунном свете кожа, свободная рубашка с длинными рукавами мягко облегала явно девичью фигурку. Длинные распущенные волосы со стеблями трав и ветками плакучей ивы в виде венка, скрывали черты лица и окутывали ловца и добычу как облако, во тьме которого, глаза напавшей мерцали как два ярких зеленых камня или болотных огонька.
- Какого чё… лешего ты сюда поперся? Дома надо сидеть в такие ночи, дома! Теперь еще и с тобой возись, дел мне мало! Ладно, слушай и запоминай… О, нет! Ты же по-русски не бельмеса!
Что-то явно смутило ночную бродягу, раз она пыталась заговорить с пострадавшим, не понявшим ни слова. Задумалась, пришла к какому-то решению, хотя оно её явно не устраивало. Вдруг, существо вздрогнуло и прислушалось, затем, махнув рукой на все, отпустила пойманного, в последний момент, успев коснуться кончиками пальцев висков и губ.
- Быстро слушай и запоминай, повторять не когда. Если кто подбежит к тебе, когда будешь возвращаться в Хогвартс (а ты возвращаешься и быстро!), спросит тебя "Полынь или петрушка?", ответишь "Полынь". Запоминай, волшебная палочка тебе сегодня не помощник, а я - спасти тебя хочу. Так, тихо, не дергаясь, встал и пошел.
Но профессор Снегг, а это был он, даже не успел пошевелиться. Из ближних кустов выскользнула потрясающей красоты девушка. Она очень напоминала напавшую, разве ростом была повыше. Её кожа мерцала в лунном свете, волосы были распущены, но венок был только из речной травы, без веточек.
- Это кто же у нас тут? А-а-а…- пропела она - Это ты, Приблуда, давно не виделись. Что это мы тут отловили? Ах, какой прекрасный экземпляр! Поделись с сестренкой!
- Вали отсюда, милашка, это моя добыча. - И та, что была названа Приблудой, положила ладонь на плечо Снегга, словно подтверждая свои права на него.
- Разве? Что-то не помню, чтобы тебя брали на нашу охоту. Ты еще никто в Хороводе.
- Допустим, но не тебе решать о моем праве, а Старшей.
- Ах, какие мы суровые. Сама напросилась! - хихикнула новенькая - Э-э-эй сестрицы, смотрите, кто к нам пожаловал, да еще и гостинчик припас!
В тоже мгновение, до сих про молчавший лес начал, словно перешептываться. Тихий, почти на грани человеческого слуха шепоток перетекал по кустам и деревьям, только что журчал ручей и вдруг это уже кто-то далекий и прекрасный смеётся над вами. Постепенно звуки нарастали, нарастали и неожиданно обрели форму. Причем весьма привлекательную. На полянку высыпали девушки. Они походили друг на друга и были очень красивы. Распущенные волосы и венки из трав или веток, что-то смутно напоминали мужчине, и заставляли быть на стороже. Девушки носились по поляне, ловя друг друга, кружась в танце или просто скользя в воздушных потоках. Но вот они затихли и расступились. В центр вышла высокая, статная Дева, назвать её иначе язык не поворачивался. Её волосы закрывали как плащ, венок мерцал, подернутый каплями росы, а глаза горели в ночи, словно два болотных огонька. Раскинув руки, она скользила к Приблуде.
- Здравствуй, Неждана, девочка моя! Вот, навестить тебя прибыли. Как ты тут, маленькая моя? - с этими словами, Дева обняла, ту, что дразнили Приблудой, и нежно погладила по голове.
- Здравствуй, Дева Ива. Все прекрасно, ни кто не обижает, разве, вот, Осока…
- Ой, ой, ой! Тебя обидишь! Ты посмотри, Ива, она парня отловила, а права на это не имеет. В Хоровод её ни разу не брали! Так, что пусть либо делится, либо совсем отдает!
- Не бузи Осока. Она, конечно, не хороводила, но сестрой названа. Ты предъявляешь свои права на этого человека как охотница? - Осока кивнула - Ну так я рассужу вас. Вы выйдете в круг и станцуете для нас, а мы решим, кто достойнее. Победившая получит награду.
- Хорошо. - Нагнувшись к лицу Снегга и заглянув ему в глаза, Осока прошептала - До более близкого знакомства, лапочка. Не пожалеешь!
Эта фамильярность просто взбеленила профессора, он готов был высказать все, что думает по поводу столь вопиющего безобразия, попытаться прорваться из круга… Но маленькая, крепкая ладошка плотно закрыла ему рот. Опустившись на колени, ему в глаза смотрела Неждана.
- Не вспухай, не поможет. А будешь орать, даже я не смогу помочь. Если бы только знал, как я сейчас рискую, и ради чего?… Так что, пожелай мне удачи, и зажми кулаки на счастье.
- Удачи тебе, - прошептал Снегг, с удивлением вслушиваясь в собственный голос. Что-то не так было в нем. Вернее не в самом голосе, а в словах… Да он же не на английском разговаривает!
Это открытие так поразило его, что все время состязания он просидел молча и сжав руки в кулаки.
Девушки выплыли на специально освобожденную поляну и встали друг напротив друга. Сперва они внимательно смотрели в глаза, словно искали в них какую-то слабину. А затем, резко вскинувшись, рванулись на встречу. Это был бешеный, какой-то неуправляемый вихрь, больше походящий на разбушевавшуюся стихию, чем на обычный танец. Они то сближались, то разлетались как тополиный пух на ветру, сплетали свои тела в прекрасном, но пугающем и диком танце. На первый взгляд казалось, что девушки пытаются мешать друг другу, но потом, становилось ясно, что они дополняют друг друга в танце, это был танец двух противоположностей. И вскоре стало ясно, что Неждане всё же далеко до Осоки. Каждое па становилось все тяжелее и тяжелее выполнять, казалось, она выкачивала из себя жизнь, что бы выдержать нарастающий темп. Её лицо становилось все бледнее, а движения давались через силу. Но сдаваться она не желала. Плюс ко всему, на руках и ногах были видны браслеты, которые явно мешали ей, становясь тяжким грузом. Эта дикая решимость во взгляде девушки поразила даже профессора. Он готов был потребовать остановить это издевательство, когда Ива сама, приказала остановиться. Соперницы замерли, Осока - рисуясь и томно изогнувшись, Неждана - гордо вскинув голову и упрямо сжав губы.
- Да, Осока просто потрясающа и великолепна. Она самая лучшая из наших сестер и нет ей равных в танце! - Лицо Осоки от таких слов засияло, и она с хозяйским видом положила ладонь на плечо мужчины. - Но, та кто не струсив и почувствовав себя правой, решила отстаивать свою правоту, та за кого переживал, пойманный ею, достойна, быть среди нас полноправной сестрой. И её первая добыча остается у неё! Осока, отпусти его. Пусть котеночек поиграет с ним, до конца ночи еще есть время. Прощай на сегодня.
- Подожди, мне нужно поговорить с тобой… - бросилась к Иве маленькая танцовщица.
- Нет. Сегодня ночь не для такого разговора. До встречи в Хороводе, - с этими словами легкие тени растворились одна за другой в ночи, и только кустарник все перешептывался, да ручей, чуть слышно смеялся в глубине леса.
- Нет, ну это надо - так вляпаться! Какого, ты поперся в лес, спрашивается? Дома, что ли не сиделось? - набросилась недавняя заступница, - Теперь нянькайся тут с тобой, горе моё луковое. Ладно, ночь я по твоей милости потеряла, так хоть провожу до дома, солнце моё, чтоб не дёргаться. Пошли.
Девушка шагала, сурово насупив брови и как нашалившего ребенка в угол, ведя за собой за руку Снегга. Она сердилась сейчас и на него, и на себя, и на Осоку, и на весь этот ненормальный мир. Они уже вышли на прямую тропинку до Хогвартса, когда девушка резко остановилась и села на пенёк у дороги.
- Дальше не пойду. Мне нельзя. Ты не маленький - сам дойдешь, что я тебе в самом начале сказала, запомни. К озеру даже близко не подходи. И других предупреди, что три ночи это не безопасно. Топай, давай.
- Да кто вы, в конце концов?! И что вообще произошло?!
Девушка бросила на него насмешливый взгляд из-под спутанных волос:
- Вы что, так и не поняли, с кем связались? Вы же хотели быть преподавателем защиты от темных искусств.
- Я задал вопрос.
- Вы на сходку русалок угодили. Славянских русалок. Это души покончивших с собой или погибших от несчастной любви. Они ловят одиноких путников, предпочтительнее мужчин и мстят за свою гибель и обман. Если кто живым и уходит от них, сам не рад, ласки и поцелуи русалки забыть не возможно.
- И вы - русалочка? - Насмешка в голосе мужчины очень больно задела. - Что, тоже от несчастной любви с собой покончили? Не рановато начали?
- Любви, знаете ли, все возрасты покорны. Хотя, Вам не понять - Вы не любили!
Вспыхнув, профессор хотел, что-то возразить, но замялся и промолчал. Наверно он почувствовал некоторую неловкость в отношении девушки. В конце концов, она спасла жизнь совершенно не знакомому человеку, ни чего не просила взамен и обязана ему ничем не была. Похоже, она и вообще не жаждала больше видеть его. Странным существом была эта русалочка. В ней чувствовалась сильная темная сущность, но она не была гибельной, как у других русалок. Опасной, угрожающей - да, но что-то неуловимое, почти на грани сознания, подсказывало, что гибели она не несет. В этой дочери леса было что-то притягательное и до боли знакомое. Молчание уже несколько затянулось, когда девушка резко вскочила с пенька:
- Вы меня утомили. Давайте в замок, а у меня своих дел полно. Помните, что я вам сказала.
- Вы думаете, что я так просто дам вам уйти? По-моему, вы мне просто голову морочите!
- Не наигрались еще за сегодня? - насмешливо фыркнула девушка, - Ладно давайте, еще побегаем. Только уговор - я вожу, поймаю - до смерти зацелую! Что скисли? Ладно, мне пора. Давай на прощание в щечку чмокну. - И увидев, как тот ошарашено отшатнулся, звонко рассмеялась, легко нырнув в тень ближайших деревьев.
Какое-то время профессор молча стоял на тропе, прислушиваясь к этому смеху, растворяющемуся в темноте леса. Происшествие совершенно выбило его из колеи. Он ни как не мог избавиться от наваждения. Но, стряхнув оцепенение, наконец, решил, что оставаться здесь действительно не имеет смысла, раз тёмный плащ он упустил, и направился к замку.
Рыся пробиралась к тому месту, где оставила свой плащ. Она не смогла выполнить ничего из того, что планировала на эту ночь. От раздражения и досады ей иногда хотелось запустить, чем ни будь увесистым в этого упертого зануду. Но в какой то мере, все обошлось, а в запасе оставались еще две ночи. Потихоньку, настроение у неё пришло в норму и потянуло на приключения. Когда в просвете между деревьями блеснула водная гладь, девушке пришла в голову сумасшедшая идея, вполне в духе этого дня.
Заметив на самом краю озера довольно высокий валун, она, не раздумывая, взбежала на него и, широко раскинув руки, ласточкой взмыла в ночное небо. На фоне огромного бледного диска луны её точеная фигурка замерла в высшей точке полета, легко изогнулась и стрелой пошла вниз, в темную гладь воды. Войдя в воду практически без брызг, девушка заскользила в сумрачный лес из водорослей. Как большая, но гибкая и подвижная рыбка, она проплывала между высоких трав, позволяя им ласково оплетать себя, мягко выскальзывая в самый последний момент из тугих колец. Эта игра была рискованной и опасной, поскольку стоило петле травы затянуться на руке или ноге чуть туже, и ей уже никогда не увидеть света дня. Но девушка и водоросли именно играли, не пытаясь причинить вред друг другу. Когда игра утомила её, она легко оттолкнулась от дна и плавно заскользила к поверхности. Любой человек, да и волшебник тоже, пробыв под водой, столько времени без подготовки или заклинаний, наверняка испытал бы некоторый дискомфорт, но Рысю это ни капли не смущало. Плавно вынырнув в мягком сиянии лунной дорожки, она не торопясь, с наслаждением вдохнула по-осеннему прохладный воздух. Он обжигал легкие, а тело приятно горело от холодной воды, словно колючая волна пробегала под кожей. Ей казалось, что это тонкие и хрупкие иголочки звезд-снежинок пробивая огромный космический кристалл, скользят по коже, оставляя после себя эту чуть резковатую, но по-своему приятную боль. Почувствовав, что больше не в состоянии терпеть её, девушка перевернулась и легко поплыла к берегу.
Скалу, у которой был оставлен плащ, девушка нашла сразу, но вылезать из воды совершенно не хотелось. Она так давно не позволяла себе расслабиться! Сегодня будет её ночь, а после посмотрим! И девушка опять поплыла к центру озера. Она ныряла, плескалась, кувыркалась и просто скользила в толще воды. Эта игра доставляла огромное удовольствие. Когда же она, наконец, вернулась к берегу, её ждал не приятный сюрприз.
- Так вот вы чем занимаетесь. - Холодный голос профессора подействовал отрезвляюще. - Я прошу вас выйти на берег и последовать за мной. Я сегодня же поставлю Дамблдора в известность о вашем поведении, и буду настаивать на отчислении из института.
- Отвернитесь и отойдите в сторону.
- Вы не в том положении, что бы диктовать мне условия.
- Я в раздетом положении! И уж у кого, у кого, а у меня хватит смелости выскочить из воды, как есть! А вот вы себя будете чувствовать полным идиотом. И так, считаю до трех. Раз… - девушка многозначительно замолчала. - Два…
К ужасу профессора она и правда решительно направилась к берегу, готовая выскочить прямо перед ним.
- Я отойду! - поспешно отскакивая и отворачиваясь, крикнул Снегг.
Победно, но незаметно усмехнувшись, девушка выскочила из воды. Ещё не хватало, что бы он увидел её в таком виде! Вдруг сообразит, кто так горячо беседовал с ним и танцевал при лунном сиянии с русалками! И вообще, как он тут оказался? Она же велела ему идти в замок!
На самом деле, она сама была виновата. Когда она в порыве безумного восторга взлетела на скалу у берега, её светлую фигурку на фоне черного леса не возможно было не заметить. И именно в этот момент, по закону подлости, Снегг проходил невдалеке берега. Сперва он просто обратил внимание на мелькнувшую фигурку, потом с восхищением наблюдал её полет в лунном свете. А затем с ужасом ждал, когда она покажется из-под воды. Когда же та вынырнула в призрачном лунном свете, он с раздражением узнал в ночной летунье свою каждодневную головную боль. Восхищение резко сменилось раздражением. Этой девушке все ни почем! Но даже её выходкам есть предел! Теперь-то он сможет настоять на отчислении. Рыся, раздражала его даже сильнее, чем Гарри. На мальчишку он мог оказывать хоть какое-то влияние, но девушка ухитрялась выходить из совершенно безвыходных положений победительницей. Его насмешки она или игнорировала или возвращала сторицей, наказания уборкой без применения магии были для неё детской забавой, а попытки снять очки оборачивались проблемой, так как она сама была из Слизерина. Была еще пара моментов, заставляющая его с раздражением воспринимать эту нахалку.

0

13

- Я готова.
Резко повернувшись, Снегг осмотрел с ног до головы, зябко кутающуюся в плащ фигурку. На улице был далеко не июль, и мокрой девушке становилось все холоднее. Губы уже приобрели приятный сине-фиолетовый оттенок, а зубки ритмично постукивали друг о дружку.
- Вот - результат ваших ночных похождений! Дамблдор недопустимо лоялен к вам. И вообще в последнее время он готов принимать в институт всяких… всякую…
- Давайте называть вещи своими именами - всякое!
- Не понимаю, о чем вы.
- Все вы понимаете. Вы же с первого дня поняли, что я только наполовину человек. Вы смотрите на меня так, словно я - какая то мерзость, посмевшая появиться у вас на пути. Да, я не человек, но не стыжусь этого, а горжусь этим! В моей родне так называемая “нечисть” не редко была честнее и добрее многих тварей, именуемых людьми. А вы со своей прекрасной родословной, можете идти на любую скотную выставку, вот там - ценят породу!
В Снегге поднялась волна раздражения и злости.
- Если я и отношусь к вам несколько настороженно, то только по тому, что вы вызываете у меня некоторые опасения своим поведением. Да, признаю, я с первого дня заметил, что вы отличаетесь от других студентов, и стал более пристально следить за вами. Вы действительно испорченная, безрассудная девчонка! То, что вы не совсем человек, заставляет меня держать вас подальше от остальных студентов. А что касается предвзятости, то от вашего брата я ничего хорошего еще не видел.
- Да знаю я, что вы видели! История с оборотнем покоя не дает? Но вы не имеете права презирать меня только за то, что не все среди моих родственников люди. Вы словно поставили на моем имени клеймо, не пытаясь оценить как личность. Я - нечисть, перевертыш, полукровка и значит изгой. Кто вам дал право так относиться ко мне? Я же не унижаю вас только по тому, что вы - человек! Мне в жизни тоже не сладко пришлось! И те, кто предал меня, причинил боль, были самыми настоящими людьми и магами! А вы, как интеллигентный человек, могли бы и не выставлять на показ свое чувство брезгливости!
Неожиданная агрессия заставила смутиться даже такого хладнокровного типа, как Снегг.
- Я не… С чего вы взяли?!!
- Да вы шарахаетесь от меня как черт от ладана! А лицо при этом такое, что настоящий черт увидев, со страху бы помер! И хватит об этом. Вы, кажется, меня в замок собирались отконвоировать? Так я вперед пойду - а то еще решите, что злобная тварь хочет напасть на вас со спины.
С силой, тряхнув головой и обдав профессора ледяным дождем брызг, девушка стремительно зашагала по тропе. В этой маленькой фигурке сейчас сплелись в тугой комок гордость, обида и упрямство. Профессор не мог не признать, что девушка вызывает не только раздражение, но и уважение к своему непокорному характеру. И именно поэтому, он злился сейчас, прежде всего, на себя - ни смотря на все свои недостатки, она, вызывала симпатию. И именно это больше всего беспокоило профессора.

Но финал истории был совершенно неожиданным - на пороге замка их встретил профессор Дамблдор, причем весьма раздраженный.
- Рыся! Вы же обещали мне! Когда я смогу обращаться с вами как с взрослым человеком, а не с несносной девчонкой! Я же просил не задерживаться.
- Извините. Я не хотела. Вы больше не отпустите меня, да?
- Наверное, нет. Вы опоздали почти на полчаса, да еще, зачем-то профессора за собой вытащили.
- Это он сам. - Хмуро наябедничала нарушительница.
- А вы!… Я просто не ожидал от вас такого! Удрать ночью из замка, и зачем?! Ладно, вам пора спать, леди. К тому же, похоже, вы сильно замерзли после купания. Вы не согласны, Снегг?
- Но, я хотел бы поговорить с вами о поведении этой особы!
- Хорошо, но девочку мы все же отпустим. Немедленно к себе!
Не сказав ни слова Рыся проскользнула в дверь и, как кошка на бархатных лапках, бесшумно побежала в сторону Малой башни. Оба преподавателя молча наблюдали за тем, как она растворяется в ночном полумраке замка. Затем, Дамблдор неожиданно повернулся к Снеггу:
- Профессор, вы меня поражаете! Как вам в голову взбрело отправиться ночью на приключения? Вы себе такого даже, будучи школьником, не позволяли!
- Вы вновь выгораживаете её! Я не понимаю почему…
- По тому, что эта девочка еще ребенком узнала цену жизни и смерти. Она в пять лет, сама освоила магию, которая считалась безвозвратно утерянной, трагически потеряла мать и стала убийцей. Я узнал её еще двенадцатилетней девчонкой, но о родителях был в свое время весьма наслышан. Неординарные и очень неоднозначные, надо сказать, личности были эти ребята. Вы уверены, что хотите узнать эту историю?
Если Дамблдор собирался отбить интерес к жизни девушки, то добился совершенно обратного. Увидев столь не поддельный интерес, профессор начал свой рассказ.
- Мать - талантливая и многообещающая девушка из хорошей семьи, отец - яркий, одаренный и неподконтрольный тип. Полукровка. Родители девушки были против её брака как такового, предлагали сперва закончить обучение, стать на ноги. Но Марийка оказалась мудрее их всех. Однажды, они сбежали в конце лета, и пропали на семь лет. Судьба подарила этой паре десять месяцев счастья и маленькую дочку. Отряд Охотников, в котором был отец девочки, пропал в мае следующего года после побега ребят. Он так и не увидел своего ребенка. Марийка сама поднимала её, а в семью возвращаться не спешила. Мать Марийки долго искала дочку, но нашла только для того, что бы потерять. В день, когда она прибыла в маленький сибирский поселок, на Марийку и Рысю было совершено нападение. Их едва не задрал взбешенный медведь. Марийка была смертельно ранена, а пятилетняя малышка сумела не только позвать на подмогу тигра, но, и задержать умирающую мать в мире живых. Когда же медведь все-таки убил защитника, случилось невероятное - пятилетняя девочка сама атаковала зверя, имея только нож. Как она смогла это сделать, не знает ни кто, но эта крошка прикончила матерого зверя почти голыми руками. После смерти Марийки, дед и бабушка забрали внучку к себе. Девочка оказалась очень свободолюбивой и своевольной, похоже, кровь отца давала себя знать. То, что она умудрялась вытворять на Полигоне и в Старом Доме, это отдельная история, рассказывать которую, сейчас просто нет времени. Но, не смотря на хулиганский характер, не любить девочку было не возможно. Она стала одной из самых знаменитых личностей Полигона. И если контролировать её выходки, и смириться с её характером было практически не возможно, то сама она легко принимала каждого нового человека таким, как он есть. Найти общий язык с кем бы то ни было - человеком, зверем, “нежитью”, было для неё так же естественно, как дышать. Я был просто поражен этой способностью. Она могла подойти к любому существу и либо протянуть руку, либо начать разговор. Я ни разу не видел, что бы протянутую руку оттолкнули, а разговор не поддержали.
Такого жизнерадостного и светлого существа, как она я не встречал уже многие годы. Совершенно наплевательски относясь к своей жизни, она была способна в любой момент пожертвовать ею для кого ни будь другого. Наверное, просто не понимала, что может погибнуть, но прекрасно чувствовала, когда может погибнуть кто-то другой. Риск стал для неё жизнью.
Я не видел её очень давно, но по возможности следил за её похождениями по публикациям в газетах. Совсем недавно, девушка пережила, наверное, самое ужасное из событий своей жизни. Она сама рассказала мне о том, что с ней случилось в последнее время. Это действительно, страшно, когда тебя предают самые близкие и дорогие тебе люди. В прочем, это её жизнь и я не в праве полностью посвящать вас во все тонкости.
Сейчас она живет, спеша надышаться воздухом свободы. Я не прошу вас прощать все её выходки, но просто попробуйте принять её такой, какая она есть. Попытайтесь если не примириться с ней, то, хотя бы, быть чуть терпимее.
- И все же я считаю, что вы слишком мягки по отношению к девушке. Она просто смеётся над Вами, над правилами и …
- И над тобой? - чуть насмешливая ирония сверкнула в глазах Дамблдора, и сразу же спряталась за стеклами очков, - Боже мой, Северус, как ты боишься оказаться смешным! Пойми, в смехе нет ничего страшного. Да, насмешкой, можно очень больно обидеть, а то и смертельно ранить человека. Но смех - это прекрасно и девочка не только насмешничает над остальными, она и сама не прочь стать объектом действительно веселой и доброй шутки. Посмотри, как все эти ребята относятся друг к другу! В их смехе и розыгрышах нет издевательства, они очень любят и ценят своих друзей!
- Я постараюсь принять к сведению все то, что услышал сегодня. Но ни что не заставит меня смотреть сквозь пальцы на её выходки. И как только она переступит грань разумного, я буду настаивать на самом строгом наказании. А теперь разрешите откланяться, действительно очень поздно. Да, чуть не забыл, к озеру и в лес в течение трех дней ни кого пускать не стоит. Спокойной ночи.
Дамблдор с грустью смотрел в след Снеггу -  похоже, все оказалось гораздо сложнее, чем представлялось в начале.
- У-у-у, лягушка хладнокровная. - Насупленная Рыся выступила из темноты, - Сэр Айсберг, блин на фиг! Я могу понять тех, кто меня не любит или даже ненавидит, это хоть какое то чувство, но когда такая холодная брезгливость… Вокруг него точно прозрачная стена, мне даже трудно дышать рядом с ним, словно зимой под лед проваливаешься. Он, что, всегда такой? Кстати, спасибо, что выручили.
- И зачем надо было с такими предосторожностями убегать, если собиралась всего лишь поплавать? - Все высказывания о Снегге Дамблдор посчитал чисто риторическими.
- Я должна была встретиться кое с кем, а профессор все карты спутал, пришлось импровизировать. Завтра мне снова надо уйти.
- Мы подумаем над этим. Кстати, я прекрасно видел, как ты удалилась к себе.
- Тоже мне проблема, глаза отвести. Никуда я не уходила. Просто не хотела, что бы Вы слишком откровенно говорили обо мне с профессором. Это не тот человек. К озеру и в лес и правда ходить пока не стоит, даже днем. Сегодня был сумасшедший день и неспокойная ночь, да и замерзла я здорово. Я пойду к себе, ладно? Спокойной вам ночи… или того, что от неё осталось.
На Полигоне девушку не раз дразнили Огневушкой-Поскакушкой, ну, а имя и фамилия профессора говорили сами за себя. Да, возможность ужиться под одной крышей, двум столь разным людям одна на тысячу, или даже одна на миллион. Но ведь и это шанс, не так ли?

0

14

Глава 4. ПАМЯТЬ ВЕЩЕЙ.

Ходила ли Рыся еще раз к озеру, нет ли, осталось на этот раз её личной тайной. Но вот разговор о её прошлом получил совершенно неожиданное продолжение. В тот день ребята, переговариваясь и шутя, дожидались почты из дома. Вскоре раздался шум сотен крыльев, и на столы посыпались письма и посылки. Правда, были и такие, кто практически не получал почту, например многие из русских ребят. Но, зато, те из них, кто получал весточку из дома, с радостью зачитывал послание в слух. К тому же, обычно, оно ко всем разом и адресовалось. За всеобщей суматохой и весельем далеко не сразу ребята обратили внимание на беседу, происходящую за столом Слизерина.
- Скажите, пожалуйста, господин Драко Малфой, - столь вежливый вопрос исходил от маленькой Плюш, приемной дочери Рыси, - А что, Рон Уизли, он очень умный и начитанный, да?
- Что?! Уизли? Да он еще более тупой, чем этот недотепа Долгопупс! Он только благодаря тому, что его друг, Гарри, любимчик Дамблдора еще не вылетел из Хогвардса.
- Тогда он, наверное, из очень благородной семьи?
- Нет! Уизли самые настоящие чернорабочие! Просто удивительно, как может опуститься настоящий маг! Иногда кажется, что они всего лишь маглы, как Гренджер, а не чистокровные волшебники. То, что его отец умудрился пробиться в министерство, глупая ошибка, которую исправят при первом же промахе…
- О! Но тогда, значит, он из очень богатой семьи?
- Ещё чего! Да у них куча детей и абсолютно никаких сбережений. Еще счастливо отделались, что всего одна дочь. И то вопрос, как они ей на приданое копить станут.
Данный диалог слышали все, находящиеся в общем, зале. Было свободное время, и каждый занимался чем-то своим. Рон, Гермиона и Гарри тоже присутствовали. Несколько раз кто-нибудь из ребят собирался дать отпор нахалу, но Горностай или Эсток непременно удерживали их. Рыся же, сидела на самом краю стола, и сосредоточенно покусывая кончик пера, вносила в свиток какие-то заметки. Казалось, что поведение Плюш ни капли её не беспокоит и только странная, отстраненная улыбка, заставляла несколько призадуматься. Остальные ребята из параллельных потоков тоже начали постепенно закипать, но до драки дело не дошло.
- А вы, значит, одаренный, чистокровный, благородный и богатый? И, наверное, очень цените эти качества в других людях?
Едва не лопаясь от гордости за самого себя, Малфой кивнул.
- Интересно… Вы весь такой чинный-благородный, а прилюдно унижаете и оскорбляете человека, которого считаете изначально ниже и недостойнее себя? Получается, что вы или все врете, или сами ТАКАЯ мразь, что и говорить не стоит!
После подведенного итога челюсть отвисла у всего зала. Придя в себя от нахлынувших чувств, Малфой вскочил и замахнулся на малолетнюю нахалку, истинную дочь приемной матери.
- Только тронь. - Спокойным голосом произнесла Рыська, не отрывая взгляда от книги и продолжая что-то отмечать в свитке, - И против тебя выйдет действительно равный. А я тебя просто по стенке размажу и не замечу. Причем все скажут, что ты таким и был изначально.
Наконец, она оторвалась от работы, и обнажила в лучезарной улыбке слегка выступающие клычки:
- Или вы сомневаетесь?
- Ты не посмеешь! Тебя накажут!
- Все наказания мира стоят одной хорошей трепки вовремя устроенной зарвавшемуся наглецу. В последствии у человечества становится меньше проблем. Жаль только, что оно, человечество, практически ни чего об этом не знает.
- Ты пожалеешь! Я пожалуюсь на тебя профессору, и он вышвырнет тебя из Хогвартса!
- Блажен, кто верует.
- Тогда отцу!
- Ой, как я испугалась. А что ж ты мне лично то мордочку не набьешь, а? Что, поджилки трясутся?
Испуганно озираясь, Малфой попытался найти подходящий ответ, но все слова свелись к надрывному воплю:
- Я тебе отомщу!
Девушка только пренебрежительно окинула взглядом собравшихся за столом ребят. Крэбб и Гойл сидели насупленные, готовые в любой момент задать трёпку зарвавшейся девчонке. Но Драко словно забыл о них.
- Ты слишком самонадеян, мальчик. – Печально вздохнув, констатировала Рыся, - Все твои беды от этого. И не веришь в своих друзей.
- Еще чего, мои друзья самые верные! Это ты не веришь никому из своих. - Малфой едва не визжал от злости.
- Н-да? А это мы сейчас проверим.
С этими словами Рыся выскользнула из-за стола и легко вскочила на возвышение, на котором находился стол преподавателей. Она подошла к крайнему стулу и поволокла на авансцену. Поставив его боком, она взобралась на стул и встала спиной к залу.
- Ребята, четверо наших внизу и один направляющий.
Из-за каждого стола поднялось по одному студенту, два паренька и две девушки молча встали внизу лицом друг к другу, образовав коридор и вытянув вперед руки. Из-за стола преподавателей поднялся Владислав. Он подошел к Рысе и встал лицом к лицу.
- Я не знаю, кто там, я верю всем своим. – Бросила девушка на немой вопрос Влада.
После этих слов Влад положил руку на грудь Рыси и слегка, не толкнул, нет, направил её. Она качнулась, словно замерла и медленно стала падать спиной вперед прямо на подставленные руки товарищей, только косы взметнулись. Весь зал замер. Почему-то каждый представил себя на её месте, и многим стало как-то не по себе. Но уже через несколько секунд Рыся спокойно стояла на полу.
- Ну, как, согласен повторить мой опыт?
Драко только нервно сглотнул.
Но сумасшедшим или дураком, Драко не был. Трусоватым и подлым, пожалуй, да, дураком - нет. Прошипев сквозь зубы проклятия, он был вынужден ретироваться. Но и Драко, не был бы сыном своего отца, если бы не попытался ответить девушке ударом в спину. Наказания со стороны профессора он не боялся - и так, далеко не теплые отношения между Рысей и Снеггом уже несколько дней были исключительно вежливы, дипломатичны и столь же холодны. Он даже надеялся доставить удовольствие любимому учителю, прилюдно растоптав и унизив девушку.
Два следующих дня прошли, можно сказать, без происшествий. Разве, что Рыся ухитрилась потерять свой перстенек, который не снимая носила на цепочке, в раздевалке девичьей ванной. Она по несколько раз на дню обшаривала там все закоулки, но найти пропажу не могла.
Сегодня же с самого утра по школе носилось, какое-то дикое возбуждение. Многие ребята перешептывались, чему-то ужасались, но стоило только, кому ни будь из русских оказаться по близости, как все разговоры прекращались. И только Драко с компанией следили за всеми, как будто знали, что-то очень не приятное о русских студентах, или уж точно о ком-то одном. Разгадка пришла во время вечернего отдыха в Общем зале.
В зале присутствовало большинство студентов, как обычно кто-то занимался, кто-то читал, кто-то играл в шахматы и тому подобные игры. Присутствовали и почти все русские ребята, отсутствовала только Рыся. А вот из преподавателей был лишь Завариха, он собрал вокруг себя компанию студентов-туристов и проверял, как те запомнили занятие по вязанию узлов. Все было прекрасно, и мало кто ожидал последующих событий.
Драко сосредоточенно и целенаправленно вышагивал по направлению к преподавательскому столу, сопровождаемый своими верными телохранителями - Гойлом и Крэббом. Малфой легко поднялся на возвышение у стола, а свита, словно охранники при президенте, остановились внизу.
Сначала Драко многозначительно оглядел все общество, затем громко откашлялся, призывая к тишине и вниманию. Когда же все вокруг замолчали и подняли головы, он начал:
- Благодарю. Совсем не давно меня унизили на глазах всех присутствующих. И ни один из вас и не подумал призвать к порядку унизившую меня. Я не виню вас, за то, что многие были даже рады моему унижению. Но! Многим ли лучше та, что так развеселила вас? Знаете ли вы, кому дарите своё доверие и дружбу?!
В самом начале горячей отповеди ребята недоуменно переглядывались, затем, в справедливом возмущении направились к Драко. Но, Крэбб и Гойл мгновенно выхватили палочки и поставили перед собой волшебный щит. Ребятам оставалось только возмущаться, ничего предпринять они не могли. Насладясь беспомощностью публики, Драко продолжил:
- Я всегда презирал полукровок, но это!… Это гораздо хуже, можете поверить мне! Сейчас я покажу вам несколько моментов из жизни вашей прекрасной героини, и вы ужаснетесь! А что бы вы не сомневались в правдивости моих доказательств, вам продемонстрирует их её собственный талисман!
С этими словами он выхватил из кармана тот самый перстень, который второй день безуспешно разыскивала Рыся и брезгливо, двумя пальцами отнес его к столу. Вынув палочку, он прошептал какое-то заклинание, а затем громко добавил:
- Покажи, что помнишь!
Камень ярко вспыхнул, а потом, резко взлетев в воздух перстень, завис над столом, пульсирующими вспышками освещая неожиданно потемневший зал. Постепенно вспышки стали продолжительнее, они словно замирали на какое-то мгновение. Это продолжалось всего несколько минут, затем, очередная вспышка залила всю стену зала, становясь похожей на экран кинотеатра. На этом экране по лесу весело бежала маленькая девочка лет пяти. Не смотря на прошедшие годы ни у кого не возникло сомнений, что это именно Рыся. Она скакала козленком, собирала лесные цветы, и что-то увлеченно рассказывала невысокой женщине с корзинкой, идущей за ней. Та смеялась, собирала ягоды, и время от времени получала в подарок собранный букет. Явное сходство этих светлых глаз и радостных лиц, не оставляло сомнений в том, что это мать и дочка. Но неожиданно женщина словно споткнулась и из-за её спины показалась голова огромного зверя. В первый момент было даже не понятно, что это за тварь и только спустя несколько мгновений вы понимали, что это огромный медведь. Женщина развернулась лицом к лесному гиганту, показывая зрителям разодранную до кости спину, она еще держалась на ногах, пытаясь блокировать своей магией зверя и крича дочке, что бы она бежала. Но та и не думала спасаться, призывая кого-то:
- Ригма! Ригма! Золотая Ригма! Помоги!!
Медведь вновь ударил женщину, сметая её с пути, и направился к девочке, когда золотисто-белая молния тараном ворвалась в кадр. Это тигр необычно светлой окраски, без черных полос вцепился в бок гиганта, разрывая его лапами и зубами. Девочка опустилась на колени рядом с бездыханным телом и попыталась приподнять голову матери. Но торжествующий рев медведя заставил её вскочить на ноги. Ригма больше не могла им помочь, превращаясь в груду кровавых ошметков под ударами огромных лап. Еще минута и защитить девочку не сможет ни кто.
Но маленькая Рыся уже тогда была подстать взрослой - медленно обнажив в оскале клычки, она выдернула из ножен на поясе у матери охотничий нож и мощным броском взлетела на спину зверя. Тот попытался сбросить девчонку, но смог только сильно порвать ей плечо и поранить шею. Обхватив двумя руками рукоять, Рыся, одним ударом вогнала лезвие в глаз монстра. Проникнув в мозг маленький нож, убил гиганта.

0

15

Спрыгнув с уже не страшной туши, кроха бросилась к матери и попыталась привести её в чувство. На какое-то мгновение это ей удалось.
- Маленькая моя, ты же совсем взрослая… - прошептала женщина, нежно и печально глядя на чумазую от крови девчушку, - Как рано!…
С этими словами она стала медленно сползать из рук на землю.
- НЕ-Е-ЕТ!!! - крик боли разорвал тишину леса. Девочка попыталась приподнять тело матери, но та была непосильной ношей для малышки.
И тогда с кончиков пальцев Рыси сорвались, оплетая тело её матери, маленькие зеленые молнии. Они заплясали вокруг неподвижной женщины, заиграли в лучах солнца, а затем застыли, образовав надежный кокон. Кроха поднялась на ноги. Её трясло и шатало, с трудом подойдя к телу когда-то прекрасного зверя, девочка погладила мертвую Ригму по голове. Здесь уже не мог помочь никто. А затем бросилась в лес, прошептав на прощанье:
- Я вернусь, мама… Я вернусь с помощью…
Неожиданно наступила темнота. Но вот на стене опять выступили фигуры людей. Судя по всему, двое, взрослая женщина и девочка с черно-белой челкой, ехали в вагоне поезда. В первый момент было не понятно, при чем тут эти двое, но неожиданно для зрителей девочка подняла голову, и стало ясно кто это. Рыся, прижималась к груди красивой женщины, лет сорока. Она не плакала, а только крепче сжимала странное ожерелье, воротником обнимающее её шейку и тихо вздрагивала всем телом, откликаясь на стук колес поезда.
- Бабушка, - прошептала девочка, - почему она так рано ушла?
- Не знаю, солнышко. Наверное, так было нужно. Не знаю только кому.
- Это нечестно.
- Жизнь ужасная штука. Научись принимать её такой, какая она есть.
- Но… Как мне теперь жить с ЭТИМ?
- Радуйся каждому солнечному дню, счастливому часу, восхитительной минуте. Думай и мечтай о хорошем, и оно чаще станет проведывать тебя. И помни её такой, какая она была в самые светлые дни.
- Хорошо. Только… Мне очень больно последнее время…
- Где? - испуганно, приподняла её бабушка.
- Здесь, - и малышка приложила ладошку к левой стороне груди.
- Не бойся, - ласково усмехнулась женщина, - Это болит твоё сердечко. Ты любила и потеряла того, кого любишь. Господи, - печально вздохнула она, - как часто и неожиданно мы теряем тех, кого любим.
- Значит, любовь приносит боль?
- Да, Рыся, да.
- Я больше не хочу любить, - серьезно произнесла малышка. - Никого. Никогда. Но больше всего, я не хочу, чтобы любили меня. Это не должно повториться.
Экран погас окончательно, став опять редкими сполохами.
- Это действительно ужасно, потерять маму. Да еще ТАК.- Прошептала Гермиона, но в полной тишине зала её голос услышали все.
- Нет, вы не понимаете! - возмущенно закричал Драко, - Ты! Покажи еще!!
Испуганно замерцав, перстенек вновь раскрылся в экран. Перед зрителями распахнула свои объятья бескрайняя степь, разрываемая сполохами молний летней грозы. Теперь Рысе было лет четырнадцать. Она сидела на спине огромного неоседланного коня и, откинувшись назад, подставляла своё лицо хлещущим потокам воды. Неожиданно рядом с ней появился еще один всадник. Им был симпатичный парень, на несколько лет старше самой Рыси.
- Так и знал, что ты тут! Совсем сума сошла? Мы с ног сбились, её ищем, а она тут под дождем балдеет!
- Сам дурак. Ты не понимаешь, как это прекрасно! Небо обнимает меня, молнии сверкают в такт сердца, шум дождя поет мне самые прекрасные песни. Я люблю степь, я люблю грозу, я люблю весь этот мир! - последние слова она прокричала словно на весь свет.
- Мир она любит! Степь, грозу!… А я, между прочим, тебя люблю! А ты даже внимания на меня не обращаешь! - парень насупился и отвернулся в сторону.
- Ну, не злись. - Рыся, ласково потерлась щекой о его плечо, - Тебя я тоже люблю.
Юноша радостно обернулся, сгребая девушку в объятья и пытаясь поцеловать. Но она неожиданно вывернулась и стремительно послала своего коня вперед. Удрав на безопасное расстояние, хулиганка подняла скакуна в свечу и задорно крикнула:
- Конечно, люблю! Ты же часть этого мира! Догоняй, Росомаха! - Звонкий смех сплелся в единое целое с раскатом грома. - Догонишь, сама поцелую!
Присвистнув и с силой ударив коня, всадник погнался за лихой наездницей. Последний всполох озарил его лицо, и все присутствующие поразились тому бешеному огню, что светился в его глазах.
Студентам стало как-то даже неловко. Ребята, словно распечатали письмо и отдали его на всеобщее прочтение, слишком поздно поняв, что оно личное. Если раньше Драко готовы были только сделать внушение, то теперь почти все горели желанием набить ему морду. Но достать наглеца из-за щита не представлялось возможным, и оставалось только грозить с расстояния.
А экран тем временем, с редкостным беспристрастием, вновь показывал жизнь Рыси. Сейчас ей было на вид лет шестнадцать-семнадцать. Девушка, бежала, прорываясь сквозь кусты, ломая ветки и не замечая, что её одежда изорвана, а хлесткие удары веток оставляют на теле кровавые рубцы. Но вскоре девушка выскочила на не большую поляну и со всего разбега влетела в руки молодого человека.
- Чудо лохматое, ты что здесь?
- Росомаха? - Это и, правда, был он, только теперь юноша выглядел на все двадцать пять лет.
- Я же сегодня в Отряде со Стаей. Ты с кем опять отношения выясняла, бойцовая рыбка?
- Господи, кто-то увел детей! Я чувствую, что они рядом, но опасность ближе, чем я! Пусти!
- С ума сошла?! Пошли вместе!
- Да, да… Прикрой меня.
Сейчас она была похожа на хищного зверя выслеживающего похитителя своих детенышей. Весь облик девушки не сулил ни чего хорошего тому, кто встанет на её пути. Она полностью доверилась юноше и подчинила поиску все своё тело и сознание, совершенно не обращая внимания на окружающий мир. А посмотреть, пожалуй, было на что. Хищно сощурив глаза, напарник следовал за ней, точно весь путь был ему хорошо известен. Если девушка неслась вперед, торопясь опередить неведомую опасность, практически не обращая внимания на возникающие препятствия, то сам он аккуратно огибал все кусты, скрытые травой ямки и ветки, он словно берег свои силы для чего-то еще.
А лес становился все более сумрачным, диким и … мертвым. Огромные, почти вековые ели как шатер закрывали небо, сохраняя своими длинными лапами сумрак ночи, спрятавшийся здесь от лучей солнца. Ни крик птицы, ни шорох лап бегущего зверя, ни вздох ветра не тревожили мертвый покой этого места. Но вот впереди мелькнул просвет. Рыся, рванулась к нему как к единственной надежде. Всего несколько секунд сумасшедшего бега, и передней открылась ровная поляна, скрытая в самом центре мертвого леса. На этой-то поляне, прижавшись, друг к дружке, сидели два малыша лет трех. Можно было бы усомниться, но, похоже, это были именно Ким и Плюш, живые и здоровые. Застонав от облегчения, Рыся, кинулась к малышам.
- Тетя Рыся! Сзади!
Не смотря на дикую усталость и изумление, тело среагировало на команду, быстрее разума. Неожиданно оно поменяло направление движения, сгруппировалось и легко исчезло из поля зрения противника.
- Ты?! Росомаха, что случилось?!
- А ты как думаешь?
Мягкой походкой готового к атаке зверя Росомаха обходил Рысю, отрезая, её от детей. Он был полон холодного бешенства и абсолютно уверен в себе.
- Долго же нам пришлось ждать. Ему следовало убить тебя еще тогда, вместе с матерью!
- О чем ты?!
- Господин знал, что ты будешь помехой ему. Он пытался помешать еще твоим родителям, пытался убить тебя при рождении, но ты выживала! Еще бы, такая кровь! Твои родичи каждый раз успевали спрятать тебя от его глаз. Ты знаешь, что в этом столетии ты единственный ребенок такого союза? Остальные или не появились на свет, или были во время устранены. Но мало этого, ты, именно ты, стала приемной матерью этих щенят! А перед этим, ещё и едва не вытащила с того света их родителей! Господин истратил тогда столько сил, убивая их! Но ты ни чего не смогла бы сделать, уж поверь мне. Ты отсрочила эту встречу на год, не более того. Маленькая, наглая тварь. Бастардка! - Всё существо парня передергивало от отвращения и презрения к девушке.
- Росомаха, как ты можешь?… - Одними губами прошептала Рыся, - Ты все время говорил мне, что любишь меня… Я верила тебе. А теперь ты признаешься, что лгал. Кто ты?! Человек или…
Договорить ей не дали.
- Я-то человек! А вот кто ты?! Я любил её! Хотя, помески от таких родителей обладают известной привлекательностью, так что… Всегда тянуло к таким, а уж как интересовала меня ты!
- Кто твой хозяин?
- О, ты все узнаешь от него сама! Он с нетерпением ждет вашей встречи. Просто и надеяться перестал, и вдруг, ты встречаешь меня! Конечно, в Доме-На-Горе я мог только следовать за тобой, вздыхать и провожать печальными глазами, ожидая возможности привлечь тебя к Господину или уничтожить!
- Зачем ему малыши?
- А ты еще не поняла? Ты же знаешь об их даре.
- Он хочет попробовать использовать их?
- Не попробовать, а просто использовать.
- Но я интересую тебя и его не меньше, чем они? Так отпусти их, а я останусь. Я добровольно пойду с тобой и согласна принадлежать твоему хозяину!
Говоря с Росомахой, Рыся, верила и не верила ему. Этот человек так давно и искренне добивался её. Она обратила на него внимание, когда он впервые появился на Полигоне. Их тянуло друг к другу, они, сами не замечая как, постоянно сталкивались в всегда таком огромном, а теперь казавшимся очень маленьким, Доме. И сейчас, когда они находились рядом, было заметно, насколько прекрасной парой им предстояло бы стать. Изящная и гибкая брюнетка, словно искала защиты у этого широкоплечего и подвижного красавца-блондина. Казалось, что юноша просто неумно и не удачно пошутил, и сейчас он рассмеётся, попросит прощения и, подхватив малышей, они поспешат из столь жуткого места. Но презрительная усмешка искривила красивое лицо.
- Ты согласна?! Да ты уже принадлежишь мне, а значит и ему! - С этими словами он шагнул вперед и мощной пощечиной отбросил девушку в сторону, - С тобой разберусь позже, сейчас - щенки.
Вальяжной походкой победителя, Росомаха направился в сторону сжавшихся в крошечные комочки малышей. Приподнявшись на руках, девушка пристально смотрела ему в спину. Сейчас в её взгляде не было ни капли той нежности, ласки и счастья, что светились при каждой их предыдущей встрече. Боль и презрение. Холодный расчет. Незаметно она подала сигнал Ким. Малыши всегда отличались не по годам развитыми сообразительностью и реакцией. Жалобно захныкав, мальчишка зажмурился сам и с силой спрятал лицо Плюш у себя на груди. Росомаха уже возвышался над ними, властно усмехаясь и наслаждаясь покорностью. Именно сейчас, в момент его торжества, черная гибкая полоса врезалась ему в горло, круша и сминая гортань. Парень схватился за шею, зашатался и упал на колени. Рыся, пошатываясь, приблизилась к ним. Одна из кос была перехвачена рукой так, что забавный зажим-шарик на её конце, превратился в грозное оружие.

0

16

- Вульгарнейшая вещь - техника утяжеленного рукава. Только для простолюдинок с улицы. Зато действует на все сто. - Рыся холодно изучала бескровное лицо. - До чего же у вас, мужчин, самомнение огромное. От него и беды все.
С этими словами Рыся резким движением сломала шею еще недавно любимого человека. Стиснув зубы и глотая душившие слезы, девушка подошла к детишкам. Обняв их и подняв на руки (откуда только силы взяла?!), она прошептала на ушко:
- Мы сейчас пойдем домой. И если по дороге кто-то откроет глаза раньше, чем я разрешу, я этому противному, непослушному мальчишке, не буду петь сегодня его любимую колыбельную.
- Так вот ты где! А я его обыскалась! - Возмущенный рык Рыси разорвал тишину зала. Девушка, горя праведным гневом взлетела к Драко, словно не заметив щита и походя, отвесив оплеухи парням-охранникам.
- Что, радость моя, ты у нас теперь еще и приворовываешь?! Я голову сломала, как мой перстенёк пропасть мог. А тут вот что!
- Да что твой перстень! Мы видели, что ты представляешь! Даже грязнокровка, теперь не подойдет к тебе!
- Интересно, почему?
- Мы все знаем о тебе такое!..
- И что ты, Малфой, подразумеваешь под “все”? - поинтересовался Гарри.
- И под “таким”, кстати, тоже? - Огрызнулся Беддок.
- Но вы же слышали!… Вы все слышали!
- Я не поняла, ты что, жалеешь Росомаху? - возмутилась Гермиона.
- Нет… Это другое… Ведь она…
- А, это он о том, что я бастардка! - Набросилась Рыся на оторопевшего Драко, не давая ему и рта раскрыть, - И ты ждешь, что я зарыдаю и убегу? Да плевала я, сочетались мои родители законным браком или нет! Если на то пошло, это должно интересовать только моего будущего мужа, да и то, если будет любить, будет любить и незаконнорожденную! А нет, так на кой мне такое счастье?
Презрительно оглядев с ног до головы противника, Рыся, добавила:
- Да о моих родителях, об их любви, сейчас легенды ходят. Если говорят о тех, кто искренне и чисто любит, говорят: “Любят как Ярик и Марийка”. И не смей о такую память свой язык вытирать.
С этими словами девушка развернулась и пошла сквозь толпу ребят с гордо поднятой головой. Она не смотрела по сторонам и словно не замечала не испуганно шепчущихся девчат, ни уступающих дорогу парней, ни нескольких преподавателей, изумленно смотрящим ей в след. Только у самых дверей она обернулась и подвела итог.
- И еще, по поводу грязи. Уж лучше быть грязнокровкой с чистой душой, чем такой чистокровной сволочью. Хотя, свиньи чистых кровей дорого стоят!
Поздно вечером, почти перед самым отбоем, Рыся сидела на подоконнике одного из коридоров, по дальше от любопытных глаз и бесцеремонных речей. Конечно, ни один из её ребят и словом не обмолвился о происшедшем, разве что, подошли по одиночке и молча похлопали по плечу, пожали руку. Девчата, те в основном обниматься лезли, но ни один, ни чего не сказал по поводу увиденного. На мнение любого из зрителей ей, в общем-то, было плевать, но эта молчаливая поддержка, задела в ней какие-то полузабытые, глубоко и, казалось, надёжно упрятанные чувства. Всего представления она не видела, подоспев к самому финалу, но о том, что было вынесено на всеобщее обозрение, догадывалась.
Согласитесь, это не для слабонервных, такое всеобщее обсуждение твоей личной жизни. Рыся была крепким орешком, но и сильным натурам бывает не просто. Ребята отнеслись ко всему на диво спокойно, судя по всему, ещё и по тому, что несмотря на молчание завязанных во всех её похождениях, дворовый телеграф ни когда не подводил. Обо всех перипетиях в её судьбе немедленно становилось известно многим, если не всем. Правда, как у любого другого дворового телеграфа, связь зачастую хромала, перевирая половину всего что происходило, а вторую половину ставя с ног на голову. Но, так или иначе, а историю с Росомахой знали все ребята. Знали правду.
Чувствуя, что просто не желает видеть ни кого, Рыся сидела, дожидаясь пока все успокоятся и лягут спать. Одиночество не всегда лучшая компания для девушки, и сейчас ей в голову лезли самые дурацкие воспоминания.
- Ты плакать? Нет! Не надо!
- Добби? – Рыся с удивлением обнаружила домашнего эльф забравшегося к ней на колени и с тревогой вглядывающегося в лицо, - Ты чего?
- Не надо плакать. Добби просит.
- Да не плачу я, с чего ты взял? – Рыся судорожно зашмыгала носом.
- А это дождик накапать? – коснувшись щеки девушки, Добби продемонстрировал блестящую капельку.
- Дождик, - согласилась она.
- Ты не злиться? На мастер Драко?
- Нет, не злюсь. На дураков не обижаются.
- Не надо так, мастер Драко быть хороший мальчик. Раньше. Он любить играть с Добби, просить рассказать сказка на ночь… Мистер Малфой видеть и наказать Добби. Мастер Драко сперва плакать, жалеть Добби. А потом вырастать и забывать… Все, все забывать!
- Вот оно что. И тебе от старых привязанностей доставалось. Такая у нас с тобой планида, как часто повторяет моя бабушка Авдотья. Чуть со мной какая гадость случиться: «Такая твоя планида, девка. А, зима не лето, переживём и это! Три к носу!»
- И ты? – заинтересовался Добби. Казалось, что он весь превратился в пару огромных глаз и два любопытных остроконечных уха.
- А я тру. Сперва больно, противно… А потом сама удивляюсь, чего переживала?
Неожиданно с другого конца коридора раздалось громкий, совершенно идиотский хохот.
- У-У-У!!! Кто тут у нас?! Мисс Норрис, сюда, сюда, тут у нас нарушители сидят!
Бедный Добби, пискнув как придавленная мышь, скатился с коленей девушки и поспешил от греха подальше забиться за портьеру. Рыся только вздохнула. Пивз! Вот уж с кем, а с этим прибабахнутым полтергейстом не мог справиться весь Хогвартс. Единственно кто внушал ему страх, так это Кровавый Барон, призрак факультета Слизерин. Но и его могущества не всегда хватало на полное приструнение этого Чудика. Малую Башню и её обитателей он пока старательно обходил стороной, очевидно предчувствуя неприятности, но, увидев Рысю в одиночестве, да ещё и после такой нервотрепки, обнаглел.
- Ага! Наша маленькая бедненькая заблудшая овечка! Сюда, сюда мисс Норрис, и Филча, разгильдяя,  прихватите! Ну, что, тебе понравилось, как над тобой потешался весь зал? Ты у нас теперь знаменитость! Молодец, Драко! Сколько интересного, однако, было у нас в жизни. Не плачь, крошка, не везет в любви, везёт в картах!
Пивз радостно вопил, носясь под потолком и ожидая поспешного бегства выбранной жертвы. Нестись следом за рыдающей жертвой, выкрикивая гадости было его любимым развлечением. Но Рыся ни рыдать, ни удирать не торопилась. Задумчиво похлопав по карманам, она небрежно вытащила колоду карт и принялась тасовать её. Причём, делала она это легко и не принуждённо, одной рукой, продолжая тем временем не отрывая глаз наблюдать за дурачащемся Пивзом. Покричав ещё для порядка, тот замолчал, увлечённый мельканием карт. Неожиданно девушка развернула колоду веером и предложила:
- Кстати, на счет карт, хочешь фокус? Вытяни одну.
Пивз надулся, собираясь отказаться. Но Рыся продолжала протягивать ему колоду, словно бросая вызов. Покрутившись в воздухе, поинтересничав, полтергейст небрежно вытянул одну карту и вопросительно взглянул на девушку.
- Запомни её. И положи обратно в колоду.
Пивз сделал всё, как велели.
- Ты меня не проведёшь, - хихикнул он, – я все ваши колдовские штучки знаю и всё вижу.
- Какая жалость. Значит, ты заметил, когда я стащила вытянутую тобой семёрку треф? – Огорчилась Рыся и выбросив резко руку, вытянула карту из-за уха полтергейста.
Вытаращив глаза, тот схватил карту.
- Может тогда, другой фокус? – поинтересовалась девушка.
- Да, да, ещё! – глаза полтергейста загорелись бешеным огнём.
Но теперь, Рыся попросила подписать карту на лицевой стороне. Что бы не говорили, что она мухлюет. Получив карту обратно, она как следует перетасовала колоду и размахнувшись, швырнула ею в закрытое окно. Все карты бумажным дождём зашуршали на пол. Нет, не все. С обратной стороны окна к стеклу прилипла дама червей, на которой стоял размашистый крест неграмотного Пивза. А тот, только сопел от возмущения. Один раз провести его, ещё куда ни шло, но два раза подряд!
- Ещё хочешь? Или тебя пасьянсу научить?
Решив, что пасьянс это тоже фокус, Пивз заинтересовался. Даже Добби решил полюбопытствовать и высунулся из своего убежища. Пасьянс был простой – выложить все карты рубашкой вверх в четыре ряда, откладывая отдельно каждую девятую. А затем, используя их, собрать все четыре, масти начиная с семерки до туза. Попадется шестерка – бери следующую карту из отложенных. И так пока не сойдется пасьянс или отложенные карты не кончатся. Сам принцип полтергейст и эльф усвоили быстро, но девушка не торопилась переходить от теории к практике.
- Теперь ты знаешь, как обращаться с этими красивыми картинками. А хочешь, я их тебе подарю? – неожиданно предложила она, - Правда, получив подарок, ты вынужден будешь исчезнуть. Уж такая у вас, полтергейстов особенность – пакостить до тех пор, пока что ни будь интересное в подарок не получите. Так как, дарить?
За все годы пребывания в стенах Хогвардса, Пивз ни разу не задумывался, что кто-то может попытаться не изгнать его, а успокоить. Он словно забыл о такой возможности, беззастенчиво пользуясь свободой. Сообразив, что Рыся шутить не собирается, он заюлил, прося не делать ему ничего плохого.
- Да ты, я смотрю, тут совсем нюх потерял, заинька, - ласково начала девушка, - Ты что, солнышко моё, не видишь, кто с тобой разговаривает? Ну, так, ещё разок присмотрись.
- Ой, не ужели вы из… наших?
- В какой-то мере, радость моя. Ты меня сегодня достал. И если Дамблдор считает забавным или допустимым твоё присутствие в Хогвартсе, то у меня ни каких обязательств перед тобой нет. Так что – одна единственная жалоба на тебя, пока я здесь, мне все равно от кого, и ты получаешь подарочек. И ты прекрасно знаешь, что мне достаточно СКАЗАТЬ, что я дарю тебе колоду, и оставить её в одном из твоих любимых уголков… Доброй ночи.
Горестно подвывая, Пивз удрал из коридора. Добби смотрел на Рысю осуждающе. До настоящего времени он относился к ней со смешанным чувством: лешие были в отдалённом родстве с домовыми, а те в свою очередь, являлись дальней роднёй домашним эльфам. Таким образом, Рыся являлась своего рода родственницей. И вот она воспользовалась своими знаниями, для того чтобы угрожать полтергейсту, то есть тоже в какой то мере родне! Добби Пивза не жалел, но ему было обидно ошибаться в людях. Словно поняв, что его мучает, девушка усмехнулась:
- Плохо же ты обо мне думаешь. Нас учили в нашей школе как навсегда успокаивать таких как он. Я не пользовалась никакими особыми знаниями. Да и сам Дамблдор прекрасно осведомлён, как его утихомирить, только он своего рода визитная карточка, вот и жалеют, не трогают. А он дуралей ни как это понять не может. Ладненько, давай баиньки? Завтра снова день, покой нам только снится. И спасибо за интересную информацию. Ты меня заинтересовал.
Чмокнув эльфа в лоб, Рыся скользнула в темноту. Добби только удивлённо глазами захлопал: что же он ей такого рассказал?

0

17

Глава 5. СТУПЕНИ.

Вот уже три недели Гарри понемногу учился управлять появлением магической энергии и силой потока. Получалось скорее забавно, чем хорошо. Но этой ночью что-то изменилось, он, словно вспомнил очень знакомую, но почему-то забытую вещь. Тугие и бархатистые на ощупь сферы не просто мгновенно откликнулись на его призыв, они даже сумели внезапно реализовать его желание. Сначала он просто подкидывал сферу на ладони. Подбрасывал - ловил, подбрасывал - ловил, а потом ему очень захотелось чего-нибудь кисленького, и в ладонь вместо магической сферы упал слегка недозрелый апельсин. Сказать, что Гарри был удивлен, значит, ничего не сказать. Он тут же попытался повторить опыт, но, наверное, слишком разнервничался, и у него ничего не получилось. Потом он аккуратно и слегка с опаской, очистил апельсин и, отделив ломтик, решился попробовать. Апельсин как апельсин, только незрелый. Поверив, что все это ему не привиделось, Гарри попытался еще раз. Он стал представлять, как его ладонь сжимает упругий, шероховатый бок сочного, спелого и от этого очень ароматного апельсина. Вскоре он понял, что именно такой апельсин и лежит у него в руке. Вы скажете, ха, тоже мне апельсин сотворить, да на трансфигурации еще и не тому учат! Но то на трансфигурации! Вы что-то одно превращаете во что-то другое. Так то что-то во что-то, а вот чистую энергию во что-то конкретное… Такое и правда доходит не сразу, а впечатляет весьма и весьма. Гарри просто не мог не поделиться с кем-нибудь своими возможностями. Но хотя Рыся и не просила его, он старался не сильно распространяться насчет своей новой магии, так что Рон отпадал. Сперва Гарри рванул к двери, потом вернулся за плащом-невидимкой, затем за палочкой и на конец за апельсином.
Проникнуть в Малую башню не составляло никакого труда. Её не охранял портрет, но знаменитые надписи на двери отбивали охоту даже у самых любознательных лезть сюда без важной причины, а уж тем более из простого любопытства. Но Гарри и ребята уже не раз гостили в этой компании и можно было надеяться, что Рыся не убьет его сразу же.
Рыся, спала в той же комнате, что и дети, но только на втором, если так можно выразится этаже. В самом углу спальни малышей стояла прислоненная к стене старая стремянка. Где её нашла эта развеселая компания не знал ни кто, но именно её Рыся и использовала, что бы добираться до люка в потолке. Люк был обнаружен в первую же неделю пребывания и вел в огромную мансарду под самой крышей. Обстановка комнаты была более, чем спартанской - старая кровать, пара стульев, стол и тумба для одежды. Хранить в ней было, в общем-то, нечего, из одежды у неё почти ничего не было, посылать за багажом было рискованно, а смотаться в магазин самой, не когда.
Гарри тихонько поднялся по стремянке, приподнял люк и прокашлялся, обращая внимание на свой приход. Но ровное, едва слышимое дыхание не изменилось. Гарри еще несколько раз кашлянул и решительно направился к кровати.
Рыся спала. Свернувшаяся в клубочек, крепко обнявшая подушку - она напоминала наигравшегося за день котенка, заснувшего прямо в корзинке с клубками. Сейчас она казалась олицетворением домашнего уюта, покоя и счастья. Гарри даже засомневался, стоит ли будить её. Но ему так хотелось поделиться новостью! В конце концов, он решился тронуть девушку за плечо. В ту же секунду его руку заломили, а в спину уперлось твердое колено.
- Это кто же у нас тут по ночам за приключениями шастает? Гарри? Что случилось? - В голосе Рыси звучала неподдельная тревога.
- Да собственно, ничего. Просто у меня что-то странное получилось. Извини, я, кажется, не ко времени.
- Ладно уж, разбудил уже, - зевнула девушка, - Показывай, что там у тебя.
- Вот. - На ладони у юноши лежал тот самый апельсин. - У меня как-то само получилось. Очень захотелось апельсина и вот… Это нормально?
- Если честно, то не совсем. Я все думала, что ты за Артефакт… А тут вон оно что. Ну, ты и подарочек!
И Рыся рассказала ему о похожем даре. Оказывается, в других колодах уже бывали подобные проявления. Они исполняли практически любое желание владельца дара, но с известными ограничениями в пределах цвета. То есть, синий, например, может вызвать дождь. Но только совершенно естественный, а не из лягушек или огня с неба. Последнее, скорее по части красного, или даже черно-красного Артефакта. Вполне в его духе хохмочки. Отвратительный, надо сказать субъект был. Еще и грозился, как-нибудь нагрянуть с проверкой, как тут без него живут. Может, не сподобится?
Или ,например, был еще синий Артефакт, способный управлять водой в любом её состоянии. Вызвать дождь, заставить высохнуть озеро или болото, сотворить водяного голема, создать изо льда целый дворец с мебелью, холодновато, но можно притерпеться - было для него словно игрой. Кстати, поговаривали, что ледяной дворец для Анны Иоановны, ваяли по рисункам, сделанным с его дворца. Но сам по себе человек был неплохой, и вспоминали о нем в основном хорошее.
Есть хроники и о черном Артефакте, способном подчинить себе мертвых, или близких к этому существ, послушно исполнявших любое его приказание. Как видно, человек был еще тот, ну, и желания у него были соответственно… В конец озверевшие от его хамства остальные Артефакты, объявили ему шах и мат в три хода, но… Черному удалось скрыться с остатками своих подчиненных. А в далекой и загадочной стране, называемой Средиземье, объявился некто, именующий себя Сауроном. Хотя все местные были уверены в однозначном окончании жизнедеятельности организма того, кто носил это имя - обычно после гибели огромного острова, на котором вы находились в момент этой самой гибели, заставляет сильно сомневаться, что вы живы. И вдруг объявляется мало приятный тип. С большим даром убеждения. Убедил. И что самое интересное, в услужении у него находились некто назгулы - девять мертвых королей. И началось такое, что если бы не один паренек, то… Да, что я вам всю книгу, что ли буду рассказывать?! Возьмите “Властелина колец”, да сами и прочитайте!
Был красный Артефакт. Мало понятный, мало приятный и весьма неуравновешенный человек. То ребенка из огня вынесет, то засуху нашлет. То ради вдохновения римского императора город подпалит, то страшнейший пожар в тайге от упавшего метеорита в одну ночь ликвидирует. Странный тип, давно о нем ни кто, ни чего не слышал.
Ходили несколько раз слухи о белом Артефакте. Тот больше по человеческим душам работал - бесов изгонял, мертвых воскрешал, на путь истинный заблудших наставлял. Приятный молодой человек. Тоже с большим даром убеждения. Добрый был - говорят, за доброту свою и пострадал. А жаль… Те, кого он убедил - до сих пор с оружием в руках определяются, кого правильно убедили, а кого нет. Мерзко. Иногда белое ничем не лучше черного.
Но еще ни разу, ни один Артефакт из зеленых не обладал такой властью. Ведь пророк Магомет не обладал магическими способностями? А, казалось бы, уж именно таким как зеленые отрыты огромные возможности на данном поприще, делай - не хочу. Однако… Может быть, именно сама возможность практически не ограниченной власти и связанные с ней последствия, служили естественным барьером? И вот сейчас, Рыська оказалась именно тем камешком, способным вызвать камнепад, который снесет барьер. Сама не подозревая, к чему это может привести, она открыла новый зеленый Артефакт и вот вам результат! Оставалось надеяться на благоразумие и сдержанность Гарри. Рыся, не стала скрывать от Гарри своих опасений и честно предупредила, что попросит от руководства Полигона как можно лучше присматривать за ним. А теперь, если ему не трудно, пусть он оставит её одну. Сейчас ей самое время подумать о дальнейших действиях. Но тренировки пусть не вздумает бросать! Зря на него, что ли, столько времени угробили?
Гарри несся вниз по ступенькам, направляясь в свою спальню. После разговора с Рысей, он был под сильным впечатлением. В голове метались множество мыслей, одна чуднее другой, так, что следить за тем, куда идешь, времени не оставалось. И как результат, случилось непредвиденное, недалеко от кабинета Снегга он опять умудрился попасться в ступеньку-ловушку. Мало того, его нечаянно вырвавшийся вопль услышали Филч и профессор, которые, оказывается, были в кабинете. Конечно, на нем мантия, но он так нашумел, что Снегг быстро все сообразит и поймает его. А значит, станет выяснять, зачем он здесь бродит и сможет вычислить, куда именно ходил. Только этого им двоим сейчас и не хватает!
Но очень многие сильно поплатились за то, что недооценили эту диверсантку. Чувствуя, что парень не в себе, девушка решила немного проводить его. Когда Филч открыл дверь, от сильного порыва ветра мгновенно погасли все свечи и факелы на лестнице и в кабинете. Он даже не мог с уверенностью сказать видел, кого-нибудь на лестнице или нет. Попытки же профессора зажечь магический огонь, тоже особого успеха не возымели. А, Рыся в это время, тихонько высвобождала ногу Гарри.
"Уходи, - пронеслось в голове у него, - Ты слишком нашумел. Сделаю вид, что это мне побродить приспичило. Пусть подергается, а другого объяснения искать не станет".
Затем, она сама захлопнула ступеньку, с растерянным видом плюхнулась на лестницу и перестала тянуть силу из волшебной палочки Снегга. Нужно ли говорить, какие радостные чувства испытал профессор, увидев её вместо ожидаемого Гарри. Единственное, чего она не учла, это неспособность освободить себя из ловушки. Едва она сообразила, что зажата именно левая ступня, её начала бить мелкая дрожь, а пальцы стали совершенно не послушными.
"Ерунда, ты сейчас успокоишься, и все придет в норму. Ты не в лесу, не одна… Вон и Сэр Ночной Кошмар на помощь несется - даром что сон у него чуткий. Если он вообще спит. Значит выкарабкаешься".
Снегг и впрямь шагал к ней с таким видом, что у любого другого человека возникла бы мысль по быстрому провалиться сквозь лестницу в подвал, целее будешь.
- Я прекрасно понимаю, кого вы выгораживаете! Вы свободны, так, что будьте любезны, отправиться в кабинет к профессору Дамблдору. А нашего хорошего знакомого Филч немедленно приведет туда же.
- Но, я, правда…
- Прекратите паясничать! - и с этими словами профессор с силой дернул Рысю за руку, пытаясь насильно отвести за собой. Последовало решительное сопротивление и тихое, но полное ненависти шипение, раздалось за его спиной. Должного впечатление оно, к сожалению, не возымело, и рывок был повторен в еще более грубой форме. Так, как поступила эта нахалка, не поступал еще никто, размахнувшись, она изо всей силы полоснула своими, оказавшимися просто не вероятно острыми, ногтями по руке, сжимающей её запястье. Профессор отпустил руку и недоуменным взглядом уставился на четыре кровоточащие полоски.
- Между прочим, если это повторится, я отвечу точно так же. Но я не дам гарантию, что удар придется по руке, а не по лицу, на котором находится не только нос, который можно совать в чужие дела, а еще и столь нужный предмет, как глаза! - Маленькая девушка напоминала уже не растрепанного милого котенка, а вполне взрослую, даже матерую, кошку. Но всего мгновение, и перед вами опять мелкое пушистое создание, - Я тут ДЕЙСТВИТЕЛЬНО застряла, а выбраться не могу. Вы меня не дергайте, я еще раз попробую.
Но пришедший в себя профессор уже опустился рядом с ней на ступеньку, и сам стал осматривать левую щиколотку, зажатую в ловушке. Рыська попыталась помешать, но он с силой отвел её руки. Сразу стало понятно, почему она так сопротивлялась - всю щиколотку опоясывал старый шрам и сейчас, когда браслет сдвинулся, он был хорошо виден.

0

18

- Это действительно так жутко, как выглядит? Её что, пытались отпилить тупой пилой?
- Не смешно. Это было в течение нескольких часов и очень больно, пусть и не пилой.
- Извини, - Рыська от удивления резко вскинула голову, но ей, похоже, просто показалось. Профессор сосредоточенно высвобождал ступню из тисков. Когда же её удалось вытащить, Рыся, опять стала вырываться от освободителя.
- Что у вас с ногами?! Вы, что босиком по битому стеклу с раскаленными гвоздями носились?!
- И по стеклу тоже!!! Вы меня тут, что лечить или учить собрались, а?!
Но столь щекотливому разговору положил конец Филч, внезапно вынырнувший из темноты коридора. Он тащил за собой заспанного и зевающего Гарри.
- Этот мальчишка говорит, что спал! Но он наверняка лжет!
- А у вас есть основания так уверенно обвинять человека? Существует еще как минимум презумпция невиновности, но в вашей деревне, как я понимаю, о таком и не слышали. Отпустите мальчишку. Не стоит срывать зло на других. Между прочим, - дотянувшись до куртки Филча, девушка рванула его к себе, и что-то зашептала на ухо. Лицо Филча вытянулось и побледнело. Он вырвался из её рук и судорожно сглотнул, сжимая горло. Казалось, сейчас перед ним не юная нахалка, а как минимум Медуза Горгона.
- Знаю, не приятно. Но, честное слово, это чистая психология и я не собираюсь делиться ни с кем своими наблюдениями. А вот помочь - могу.
- Да, что, в конце концов, происходит! Это уже просто не Хогвартс, а сумасшедший дом! Поттер! Гриффиндору…
- Не имеете права! Вы сами его сюда приволокли! Если попробуете его наказать, я отколю на чужом уроке такую штуку, что Слизерин лишится пятидесяти очков! Как минимум.
Снегг посмотрел на шантажистку, оценил реальность угрозы и "ласково" прошипел сквозь стиснутые зубы:
- Поттер, идите в спальню. Гриффиндор не будет лишен очков, если в течение десяти минут вы будете на месте. Вы же, будьте любезны, так же отправиться к себе. О наказании вас оповестит мистер Филч. А завтра с утра навестите больничное крыло и покажите ваши шрамы. Я лично проверю, как вы все выполните.
- Что, - невинно поинтересовалась Рыська, - и на счет спальни, тоже?…
В следующее мгновение Гарри, Филч и Рыська брызнули в разные стороны как кролики от собаки. Не многим удавалось вывести Снегга из себя, а уж кто выводил, и сам рад не был. Эта же нахалка, сама веселилась еще и остальных веселила. После ночного объяснения на берегу озера, когда, казалось, что все точки над “i” расставлены, эта парочка старалась, как можно меньше общаться между собой. Но, она была студенткой с его курса и контакты, с последующими конфликтами, возникали как грибы после дождя. Остальные русские вызывали у профессора меньшее раздражение только потому, что все силы уходили на Рысю.
В течение нескольких следующий дней Гарри приставал с расспросами к Рысе каждую свободную минуту. Но дни были слишком заполнены занятиями, да и профессор нашел к чему предраться – оставил несколько раз Гарри убирать кабинет. Под личным контролем. А в таком случае не поболтаешь. Время оставалось только на то, что бы прибежав к себе, с головой зарыться в учебники, готовя задания на следующий день. Гарри еще по ночам старался выкроить время, что бы потренироваться со сферами. Но только чуть-чуть, как раньше. О материализации желаний он старался не вспоминать. Поговорить им удалось только в субботу.
Малыши вместе с Медведем и Пумой убежали в гости к Хагриду, тот обещал дать поухаживать за нюхлерами и показать маленьких единорогов и еще кое-кого из своих любимчиков. В коридоре Гарри и Рыся столкнулись нос к носу, направляясь навестить друг друга.
- Привет! Ты куда? Малышня в загуле, так, что до пятницы я совершенно свободен. – Сразу же пошла в наступление девушка.
- А я как раз к тебе. Где будем заниматься?
- Пошли в Малую башню. У малышей комната свободна.
Гарри надеялся, что девушка начнет его учить, как обращаться со своим новым даром, но занятия шли как прежде. Он вызывал сферы разной силы и плотности, сидя, стоя, ходя, бегая. Рыся же, тем временем, устроила целое представление, жонглируя различными предметами от мячиков до бокалов. Все это уже было, и Гарри не выдержал:
- Почему ты не учишь меня новому? Все это я уже умею.
- Это ты так думаешь. Ни черта ты пока не умеешь. Это тебе даже не палочка – зазубрил правильное произношение, отработал до автоматизма взмахи и ну всех вокруг волшебством одаривать. Сфера реагирует на любой внешний раздражитель, нюанс в твоем настроении. Это как хорошая скрипка – не стоит браться за целую, если даже из четвертинки еще не вырос. И результат будет на прямую зависеть от того, как правильно и какой силы сферу ты способен вызвать. Лови!!! – не отрываясь от жонглирования, она с силой запустила в Гарри один из бокалов.
Бросок был на столько резким и неожиданным, что он едва успел подхватить бокал, но потерял контроль над сферами и одна немедленно погасла. Девушка же продолжила жонглировать, словно ни чего не произошло.
- Вот видишь? А ведь такая ерунда не должна влиять на твой контроль. Так что, учись студент! А твоему дару я и не смогу учить. Как птице объяснить рыбе, что такое полет? Вроде бы движения похожие, у одной плавники, у другой – крылья, стихии в чем-то схожи - вода, воздух… А ничего путного не выйдет.
- А как же летучие рыбы? – Решил проявить свою эрудицию, а за одно и съехидничать, Гарри.
- А их-то точно никто не учил, сами с дури полетели! И что, тебе таки нравится это их безобразие?! Я могу научить только тому, что знаю. И так, как учили меня. С уровнем тоже сложности – только начинаешь, а уже сферы тянут на третий-четвертый уровень. И времени, конечно, мало, но ты слишком старый, да еще и из чужой школы, так что выше пятой ступени никак не поднимешься. Года нам с тобой хватить должно. Могу еще предложить отрабатывать свои уникальные навыки только в моем присутствии. Если что, вместе быстрей последствия ликвидируем.
- Согласен. А почему ты выбрала из всех именно меня?
- Не задирай нос, не только тебя. У меня есть еще несколько ребят на примете. Кто – пока не скажу. А ты… Ну я же говорила, что три года назад твоё имя попало в Кубок не просто так. Умный человек все предусмотрел вплоть до того, и что из наших вряд ли кто будет, и что ограничение на возраст с талантом будут оценивать два разных м-м-м… заклинания.
- О чем ты?
- Ну, НАШИМ семнадцатилетним такие Турниры уже как семечки, не интересны, а младше не допускались. Это раз. Два – охранная линия следила только за возрастом, но не за соответствием имени подающего заявку. Три - Кубок Огня проверил не того, кто бросил имя, а реального человека и признал его. Так, что наличие у тебя минимального дара в нашей области и ты – чемпион от Полигона. Ведь, четыре – полное название Турнира: Турнир Трех Волшебников и Ведьмы. Это мы та самая четвертая школа о которой не говорят среди волшебников, но о наличии ее знают все более-менее посвященные.
- Расскажи мне побольше о вашей школе. Как вас учат, чему? Интересно же!
- Интересно? Ну, слушай…
Первой, самый простой ступенью в русской школе было Созерцание. Ты учился не только СМОТРЕТЬ на мир, но еще и ВИДЕТЬ его. Казалось бы, что проще? Но природа не человек – штамповки, повторения она не любит. Один и тот же цветок на различной почве был немного другим. Менялись не только цветовая гамма, но и свойства. Половину учебного времени студенты проводили под открытым небом, в походах, вылазках, экскурсиях. А поскольку, Россия не Африка, климат не тот, то ребята в срочном порядке осваивали необходимые навыки выживания. Или, как они поговаривали “Курс Умений Русского Студента – Рембо сдох от зависти!”. Научившись замечать различия, начинали искать причину их возникновения и следствия.
Следующим этапом было Знакомство или, Частичное Проникновение. Ты должен был уметь расположить к себе существо или растение, что бы оно само позволило тебе ощутить мир через призму своего восприятия. Полного Проникновения при этом не возникало и пострадавших, “ушедших”, практически не было. К тому же, не первых порах эксперименты разрешались только с сотрудниками Полигона – кошками, собаками, некоторые обитателями бестиария или оранжерей. Как только ученик проникал глубже, чем мог себе позволить, хорошо натренированный “подопытный”, потихоньку начинал выталкивать чужое сознание, возвращая ученика.
Затем следовало Полное Проникновение. Твое присоединение к разуму должно было быть совершенно естественным, ненасильным и… незаметным. Объект проникновения не должен был почувствовать чужого сознания. Естественно, так получалось далеко не сразу, а уж о том, что бы подтолкнуть объект к выполнению каких либо действий, речь вообще не заходила. Любое вмешательство в сознание было строго ограниченным и ни в коем случае за это ограничение не должно было выходить. Стоило быть уличенным в чем-то подобном и на первый раз следовало строгое наказание, а при повторе – насильное лишение любой возможности Проникновения.
- Жестоко. – Согласилась девушка. – Но если ты так начинаешь, то чем закончишь? Сила не игрушка, а у нас и без того проблем - возить не перевозить.
- Хорошо, что вы черных магов не привезли. А то, Слизерин проходу бы никому в этот год не дал.
От неожиданности Рыся подавилась еще не произнесенной фразой и зашлась в диком кашле.
- Или… Все те, кто у них?…
- Но я же зеленая, - ушла от прямого ответа Рыся.
Учить контролю начинали только на седьмой-восьмой год. Контролировать чужое сознание разрешалось только тем, кто понимал, на сколько ценна его целостность, самобытность, уважал чужую жизнь, чувствовал, как хрупка и неповторима эта чудесная и неповторимая искра.
Параллельно же ребята учились использовать данную силу для волшебства – изменения, корректировки, вызов тех или иных процессов. Зелья, волшебные существа, история и мертвые языки вообще за трудные предметы не считались. Не говоря уже о предметах преподаваемых как в обычных, немагических школах – математика, физика, химия. Получить по любому из них трояк было равносильно признанию в разгильдяйстве и непробудной лени.
- Но почему такие сложности? Вы так давно изучаете все вокруг…
- Потому, что из ничего чего не сделаешь. Интересно, как ты собираешься менять, что бы то ни было, в этом мире, если сам плохо представляешь, что и как происходит? Ведь так ты никогда не сможешь точно сказать, к чему может привести самое простенькое заклинание, произнесенное в неподходящем месте в неподходящее время. Осознавая постепенно свою силу, ты должен и осознавать и всю ответственность. Именно поэтому мы так мало пользуемся магией в чистом виде, по большей части обходимся собственными силами. Стоит ли призывать высшие силы, для ремонта дома, если достаточно пары досок, гвоздей и молотка?
К тому же… Ну нельзя же в жизни во всем полагаться на магию!! Иногда это просто граничит с насилием над природой. Это все равно, что с ножом у горла требовать поцелуя у любимой, да еще потом и ласково справляться: “Тебе понравилось?”.
Часто, когда я вижу ваше волшебство, во мне возникает протест. Во многом она мне малопонятна. Как вам удается так наплевательски относиться к законам физики: относительности, сохранения энергии и массы, причинно-следственные связи… Вы приказываете, и природа вынуждена подчиниться.
- А ты?
- А я – прошу. Почтительно, как самый младший ученик. Я ищу компромисс, вы – берете, что вам требуется. Да, волшебные палочки это сильный плюс в скорости выполнения, но, можешь поверить, в качестве еще кто кого переплюнет! Ты лучше знаешь ЧТО делать, а я КАК. Нас за это многие и недолюбливают, говорят, задаемся.
Такие откровения заставляли задуматься и посмотреть на все с чуть иной стороны.
- А ещё, пять магов разного цвета составляют Звезду. Такая компания впятером может таких дел наворотить, что архимаг не расхлебает. Только вот, создаётся такая Звезда раз и на всю жизнь. Иногда уходит несколько лет, прежде подберутся все пятеро, иногда достаточно одной встречи, а иногда не хватает всей жизни. Но заменить даже кого-нибудь одного невозможно.
- Почему?
- В каждой из Звёзд своё цветовое сочетание. Оно практически неповторимо. Да и срабатываешься с ребятами. Особенно с теми, кто в твоей связке.
Увидев не понимание во взгляде Гарри Рыся набросала в воздухе легкий светящийся контур звезды.
- Представь, что каждый луч заканчивается маленьким шариком определённого цвета. Тогда каждый шарик будет соединяться в луче с двумя из четырёх остальных. Те, кто соединён такой связкой, могут не плохо использовать магию из цветов напарников.
- А почему именно Звезда? Из-за пентаграммы или потому что вас пятеро?
- Нас пятеро и мы равны. Считай это как круглый стол у короля Артура. Надеюсь, это-то ты слышал? Любой луч звезды может быть её вершиной.
- Твоя Звезда здесь? Познакомишь?
- У меня больше нет Звезды…, - грустно улыбнулась Рыся, - Я последняя.
- А что я смогу, как зеленый маг? – поспешил Гарри переменить тему.
- Лечить, помогать расти деревьям, - охотно начала перечислять Рыся, - находить общий язык с животными, образы вызывать, защищаться. А чему сам научишься, не знаю.
- А почему ты со сферами почти не упражняешься? Только жонглируешь.
- Со сферой я и так управлюсь, а вот мои руки – это инструмент, как твоя палочка. И, если не хочешь оказаться со сломанным – проверяй каждый день сохранность и работоспособность.
- А… покажи, что-нибудь. Пожалуйста!
Лукаво улыбнувшись, Рыся, вышла на середину комнаты и положила на правую ладонь маленькое зернышко.
- Это от яблока. Смотри.
Затем, вызвала на ладошку одну зеленую сферу. Зернышко на ладони словно зашевелилось и стало чуть-чуть больше. Потом кончик слегка расщепился, выпуская наружу светлый, вертлявый хвостик корешка. Он испуганно зашарил вокруг, словно пытался найти что-то необходимое. Но не найдя ничего, неожиданно дернулся вниз и вонзился в ладонь. Гарри испуганно вскрикнул. Но Рыся приложила палец к губам, призывая молчать и успокаивая. Потом, она осторожно ввела в сферу пальцы левой руки и начала ласково поглаживать проклюнувшийся росток. А тот, словно ждал этого, потянулся к пальцам, вытягиваясь вверх и выбрасывая крошечные листики. На ладошке девушки было заметно, как развивается корневая система маленького деревца. Оно не спешило врываться в глубь, но корешки явно развивались, взбугривая кожу. Прошло всего минут пять, а деревце выросло примерно, сантиметров на пятнадцать.
- Гарри, принеси мне горшок с землей. Он должен быть в моей комнате на подоконнике. И лейка там.

0

19

Гарри бросился наверх со всех ног. Когда горшок был доставлен, Рыся, слегка полила землю и начала уговаривать деревце перейти в новое жилище. То, сперва, отказывалось и качало листьями. Но потом словно вздохнуло всем крошечным тельцем, и начало медленно и аккуратно вытаскивать корешки из ладони, перебираясь в горшок. Там оно слегка поёрзало, устраиваясь поудобнее, и замерло. Рыся, не отвлекаясь на капельки крови, сочащиеся из-под кожи, продолжала работать сферами, помогая расти деревцу. Еще пять минут и оно вымахало под полметра, привольно раскинуло зеленые веточки, на некоторых даже показались крошечные бутончики цветов.
- На сегодня хватит. – Рыся старательно начала зализывать ранку на ладони, - Дальше оно и само справится. Вот тебе зеленый маг в действии.
- Но почему оно тебя так…
- Ты про корень? За просто так ничего никогда не делается, я же говорила. Для роста дереву нужна пища. Я провоцирую его спонтанный и быстрый рост – мне и платить. В крови у человека содержится много минералов, пригодных и для дерева тоже.
- И это так всегда?
- Ну что ты! Это я тебе крайний случай привела в пример. Обычно мы сразу же предлагаем дереву землю. Просто, хотелось показать тебе… комплексное решение проблемы в целом. Ты – требуешь, тебе и платить.
- Кстати, насчет оплаты долгов! – От неожиданности ребята вздрогнули, в дверях стоял слегка позеленевший на лицо Филч, - Профессор велел передать, что вы должны сегодня помочь мне чистить наградные и памятные кубки. И без ваших колдовских штучек, руками!
Кажется, он уже давно стоял тут, наблюдая за процессом роста деревца. Это зрелище явно произвело на него неизгладимое впечатление, но вида старался не подавать.
- Уи, мон женераль! Я только за спецоборудованием сбегаю? Привыкла, знаете ли, своими тряпочками работать. Гарри, - обратилась она к юноше, - яблонька тебе на память. Поливай, хоть изредка.
Выскочив из комнаты, Рыся, пронеслась торнадо по спальням девушек. Вернулась она, с набитыми до верху карманами, из которых торчали какие-то разноцветные цилиндрики.
- Я готова!
- Я сказал, никаких колдовских штучек!
- Никаких. Это самая обычная губная помада. Для чистки серебра и золота нет ничего лучше. Мы бежим или не бежим? А то я найду, чем мне заняться в ближайшие минуточек шестьсот.
Забурчав что-то себе под нос, Филч направился к выходу. Девушка, весело насвистывая, отправилась следом.
Мистер Филч по началу всё ещё пытался настоять на традиционной вонючей пасте для чистки серебра, но был вынужден отказаться от такой идеи. Рыся, исправно чистила минут пять, потом начинала быстро зеленеть и пулей срывалась в туалет, где запиралась, оставляя Филча беситься за дверью. Минут через пятнадцать она выползала бледная и икающая, чтобы еще через пять удрать обратно. На четвёртый раз Филч сдался. Получив «добро» Рыся вылетела пулей из туалета и, как ни в чём не бывало, принялась драить кубки по своей методике. Дело пошло как по маслу, успевай только расставлять. Для лучшей работы девушка постоянно травила байки из собственной жизни:
- Люблю руками поработать. Не то, что раньше. Видели бы вы, как я один раз со своей кузиной у деда полы в избе мыла! Она по телеку насмотрелась как на кораблях палубы драят – ведро воды выльют и швабрами оттирают. Так то на корабле, там всё предусмотрено для стока воды, а в избе-то… Да и мы сами немного перемудрили, не надо было сразу всю кадушку переворачивать, одного ведра вполне бы хватило на первый раз. Но кто же знал? Деда велел полы мыть, значит моем. Он-то домой пришел, а там потоп! Посреди горницы две доски плавают и мы на них. Ладно я, на коленях стояла и пыталась это море разливанное обратно в бадью отжать, а Санька-то, на животе лежит, ногами машет и тряпочку туда сюда за один уголок таскает. И досталось же нам этими тряпочками! До ночи домой показаться боялись. Или как на Полигоне мой дядюшка Сергей отличился с сотоварищами. Их как дежурных оставили класс убрать, там полы протереть, доску вымыть и тому подобное. Через пятнадцать минут преподаватель вернулся за забытыми тетрадями и видит: один чудо-уборщик впереди идет, из лейки для цветов пол поливает, а второй эту воду тряпкой на швабре по всему помещению развозит. А он-то удивлялся, как это мальчишки успевают полы так быстро в свои дежурства помыть!
Филч изо всех сил пытался сделать вид, что ему совершенно не интересно слушать. Но байкам конца не было, а работалось девушке гораздо веселее. Да и сам он, как ни старался, а с интересом слушал непридуманные истории из жизни этой сорвиголовы. То, что истории были не придуманными, он понял, услышав историю с байдаркой. Такое нарочно придумать было просто не возможно.
- Или как мы с моим дядей Серёжей мечтали на байдарках летом пойти. Полтора года деньги копили, купили байдарку, палатку, всё необходимое и… это чудо умудрилось влюбиться и завалить два экзамена! Оставили на осень, естественно ни о каких походах в это лето и разговора не было. И я с ним на Полигоне осталась, что б не скучно было. Ещё и лето паршивенькое выдалось – одни дожди. Мы с ним маршруты на будущее разрабатывали, палатки ставили, костры разжигали, учились… И вот как-то заходит дедуля к нам и офигевает: посреди комнаты стоит полностью собранная байдарка, мы в ней в полном обмундировании и старательно выгребаем по полу. Серёга командует: «Левым, правым, левым, правым… Табань!». А на «берегу» собранная палаточка и костерок разложен, чайничек закипает. Это еще ничего, потом Серёга, он вторым сидел, орёт как ненормальный, натягивает мне шапку на нос и переворачивает байдарку. Это значит, мы перевернулись, и я должна суметь выбраться из неё в экстренной ситуации. Деда где стоял там и сел. Ох, и влетело нам! И за что только? Мы же костер песочком как следует вокруг обсыпали, чтобы чего не важного не случилось…
Видя, что наказание «не идёт в прок», Филч сам взялся за воспитательную работу, и с завидным занудством забубнил о прошлых временах, когда за провинности приходилось расплачиваться совершенно по-другому.
- Это надо додуматься, учителю дерзить! – бурчал он, - Да раньше за такое пришлось бы не один день в подвале в кандалах посидеть! А теперь, надо же, извольте серебро почистить!
- В кандалах? – заинтересовалась девушка, - Это в таких, что ли?
Рукава рубашки скользнули вниз, обнажая запястья. На светлой коже выделялись чуть более тёмные полосы, опоясывающие руку.
- Не, это всё фигня. Вот дыба, это я вам скажу ещё то удовольствие. А просто кандалы, пусть и высоко ввинченные, ерунда.
- А то и выпороть могли…, - Филч сник с лица, но не сдавался.
- Ага, но и это терпимо. Главное, - доверительно сообщила она, - что бы плеть в рассоле не мочили. Или потом спиной на соль не бросили. А так, где-то на двадцатом ударе можно незаметно вырубиться и пусть дальше стараются, пока не заметят.
- Или вот ещё…, - жалобно промямлил завхоз.
- Извините, а калёным железом не пробовали? Вот это штука по сильнее «Фауста» Гёте! Продирает до печёнок, особенно если прижимать прут постепенно и к нежной кожице, на животе на пример. Шрамы просто жуткие остаются. Я бы показала, да как-то неудобно перед малознакомым человеком рубашку задирать.
Покачнувшись, Филч бухнулся под стол. В обморок.
- Вот и поговорили. А я-то думала, ему понравится. – рассеяно пробормотала Рыся.
Очухавшегося завхоза уже дожидалась открытая бутылка молодого вина и наполненный стакан, который был немедленно уничтожен. За одним последовал второй, третий. С одной бутылки надраться он не надрался, но зато заметно подобрел и раскис, с умилением наблюдая за мисс Норрис, увлечённо катавшей по столу футляры от помады. Потом ему взгрустнулось, и начались жалобы на непонимание, обнаглевшую молодежь, не ценящее начальство и так далее и тому подобное. Рыся внимательно слушала, сочувственно поддакивала и искренне возмущалась. Потом предложила послать всё и бросить эту неблагодарную публику и Дамблдора в частности на произвол судьбы. Филч взорвался. Да что она понимает! Да как она смеет! Да он всю жизнь готов отдать Хогвартсу! Да такого директора как Дамблдор днём с огнём не найдёшь! Да…
- Так чего же вы тогда переживаете? Вы работаете там, где вам нравится, и гнать вас никто не собирается. Работой вашей довольны и начальство и вы сами. Так какого рожна вам ещё надо? Конфликт поколений был до вас, будет и после.
Филч что-то забубнил себе под нос. С трудом но Рыся поняла его.
- А, талантом магическим Бог обидел. А оно вам надо? Ну, есть у меня талант и что? Много он мне в жизни счастья принес? Ни фига. Зато, всеми неприятностями я обязана именно ему. На земле большинство людей не маги, но что-то я не замечала, что бы они дружно в стену головой долбились.
- Легко вам говорить, а когда любой первокурсник может наколдовать что угодно, а я нет…
- Вы знаете, у нас на Полингоне есть тётя Соня, убеждённая материалистка, которая прекрасно знает, что на мётлах летать нельзя, волколаков нет, а все экстрасенсы дурят простой народ. В её исполнении даже самые страшные проклятья оборачиваются просто руганью. Правда, многоэтажной и мало нормативной, но всё-таки, руганью. Она работает у нас уже сорок лет и до сих пор твёрдо уверена, что это закрытый НИИ, а всё, что мы делаем это высокие технологии и торжество науки. Но каждый научный проект академик Знахарь требует сперва завизировать у неё: «Если простой уборщице вы не в состоянии объяснить что делаете, то на кой это вообще нужно?», говорит он. И можете мне поверить, и она не комплексует и у нас дураков с карьеристами поубавилось.
Филча, похоже, всё сказанное задело за живое. Он бодро допил бутылку и выгнал Рысю, заявив, что и ему одному тут делать нечего, а ей спать пора. Неожиданно для себя оказавшись за дверью, девушка довольно хмыкнула и отправилась к себе, ожидая от завтрашнего дня перемен в жизни Хогвартса. И перемен к лучшему.
Как всегда, она оказалась права.

0

20

Глава 6. МЕТЛА И ОРЕШЕК.

Русские студенты успели уже поставить с ног на голову практически все гуманитарные уроки и теперь принялись за прикладные. Их огромный интерес к урокам мадам Трюк был не совсем понятен, поскольку у каждого из них была своя метла, сильно отличающаяся от принятого в Хогвартсе стандарта. Ребята обращались с ними так, словно это были живые существа с определённым складом характера. Будучи разнокалиберными и не слишком-то красивыми на вид, метлы, тем не менее, у русских отличались и скоростью и маневренностью. На уроках по полётам, ребята смотрели, как учатся другие, словно сравнивали с собственным опытом. Хорошо, хоть высказывать своё мнение о манере преподавания не собирались, обсуждая всё в своём замкнутом кругу и лишь изредка, один на один, делясь с мадам Трюк своими впечатлениями. Всё сказанное преподносилось в столь деликатной и не навязчивой форме, что у неё язык не поворачивался одёрнуть ребят.
Квиддич же не особо заинтересовал их. Присутствуя на матче Когтевран – Пуффендуй, они повопили, поболели за своих, но так, словно это было не удовольствие, а обязанность. Впрочем, мадам Трюк это не удивило. Квиддич не прижился в Росси, как не особо прижилась и магия волшебных палочек. Существовали любительские сборные, или команды от некоторых частных школ, но среди тех, кто прошел через Полигон, игроков не наблюдалось. Поговаривали, что само обучение на Полигоне подстать самой интересной и опасной игре, или реальности, и все остальные способы активной выработки адреналина в организме становятся насмешкой по сравнению со многими из уроков по программе выживания. Впрочем, свой Кубок Мира, они лет десять назад получили и посчитали, что данная тема закрыта, сняв свою сборную со всех чемпионатов следующего же года.
Мадам Трюк довелось присутствовать на том матче, и в её памяти это был самый неповторимый из Кубков Мира. В финал тогда вышли Россия и Канада, матч был очень напряженным, преимущество переходило то к одной, то к другой команде, заставляя стадион взрываться аплодисментами и выкриками при каждом забитом мяче. Но не только этим он остался в памяти каждого. По традиции, перед самым матчем проходит показ талисманов, и вот уж такого Талисмана от русских не ожидал никто. На поле вышел старик с не большой плетёной корзинкой за плечами и какими-то предметами в руках. Он устало опустил свою ношу на землю и устроился передохнуть. Весь стадион зашушукался, приняв такое поведение за издевательство, но… Стоило старику «задремать», как крышка корзины отскочила и показалась маленькая рука. Затем, вторя, вынырнула голова с забавными остроконечными ушками… и из корзинки плавно выскользнула девушка в костюме кошки. Для начала она старательно привела в порядок «шерстку», потянулась, и принялась играть разбросанными предметами. Мяч, булавы, лента, скакалка и обруч так и мелькали в воздухе. Некоторые из магов, вынужденных интересоваться миром маглов, слышали о русских гимнастках, а теперь так и посмотрели что это такое – художественная гимнастика. Этот кошачий танец имел грандиозный успех – совершенно не используя магию, девушка очаровала всех болельщиков. Но вот, кошечка устала, наигралась, теперь она лениво, точно нехотя перекатывала мячик. Потом зевнула, выгнула спинку и плавно скользнула обратно в корзинку, успев задорно помахать рукой, прежде чем крышка закрылась. Стадион взвыл. Перед самым началом игры, спортсмены подлетали к ней, что бы пожать руку на счастье. В течение всего матча «старик», оказавшийся молодым парнем, и «кошка» находились на поле вместе с талисманом Канады, болея громче всех. Они вопили и обнимались при каждом голе, забитом в ворота противника, но стоило России пропустить мяч, или им казалось, что её засуживают, свист поднимался оглушающий. Выиграв, капитан команды подхватил на метлу «кошку» и совершил с ней круг почета. Как звали девушку, столь забавно игравшую, ни кто не знал. Её звали просто – Талисман сборной России. Ничего конкретного мадам Трюк не разузнала и сейчас, хотя и пыталась. Ребята не понимали её вопроса, или делали вид, что не понимают и удирали на поле, старательно отрабатывая полёты.
Меньше усердствовала на уроках полетов, Рыся. Особенно, после того как Драко высказался, что уж она то точно и пары метров не пролетит на Нимбусе. Сперва она отшучивалась, потом грубила, но последней каплей стала тренировка по квиддичу. Рыся учила летать на собственной метле Ким и Плюш, метелка шалила, не хотела слушаться, так что визг и смех не прекращались ни на минуту. Но вот на площадку для тренировки заявилась команда Слизерина. Гордо посматривая на новенькую, ребята решили показать, что называется полный класс. Они летали на предельной скорости, уворачивались от противника, шли на таран, подсекали в полете на бешеной скорости… Короче, вели себя как на настоящей игре - грубо и нагло. Но, Рыся их просто проигнорировала, отогнала только мелких подальше.
- Ну и кто тут у нас? О! Сударыня Рыся! Может быть, знаменитый пилот летающего веника соблаговолит поучить нас своим непревзойденным полетам? - откуда ни возьмись, нарисовался Малфой.
- Да уж, куда уж, нам уж! Мы уж лучше посмотрим, как великие и могучие волшебники со своими воздушными жеребцами управляются.
- Ах, какая досада! Наверно, ручку или ножку подвернули, наша осторожность? – после случая с перстнем Малфой старался сильно не нарываться, но поганый характер не давал покоя.
- Считайте, что ножку. И, слава богу, что не голову.
- Какая досада, какая досада! А то мы ни как не можем освоить столь изящный и незабываемый полет, который Вы нам показали в первый день.
- Милый, ты чего от меня хочешь?
- Давай со мной за снитчем! Ты на своей, а я на своей!
- О! Ну, метла, еще туда-сюда. Но снитч? Снитч то, ты как заставишь пойматься?
- Отговариваешься?
- Вот, блин, пристал как банный лист к хмм… Черт с тобой! Только потом не говори, что тебя не предупреждали.
С этими словами девушка сняла малышню с метелки и оседлала её сама.
- Мама Рыся, навешай этому задаваке! - Вопили они от восторга.
Приготовившись, ребята ждали, когда капитан команды выпустит маленький золотой мячик из его ячейки. Как только золотая молния мелькнула в воздухе, юноша и девушка сорвались с места. Теперь различие летательных аппаратов было очевидно - если у Малфоя был именно аппарат, то метелка Рыси походила на живое существо. И если метлы в Англии изготавливались примерно одинакового размера, то русские были подогнаны только под своего хозяина. Например, Рысина, была самым настоящим недомерком, как и хозяйка, однако именно компактность и позволяла им развивать огромную скорость, практически не теряя маневренности.
Рыся, была похожа на лесную кошку во время охоты, сама собранность и целеустремленность. Она видела цель, стремилась к ней, и не было такой силы на свете, что заставила бы её отказаться от добычи. Не менее целеустремленным выглядел и Драко, но им двигало в большей мере даже не желание победить, а унизить выскочку. Они шли рядом, что называется голова к голове, но иногда казалось, что спорщики берегут силы до самого последнего момента. Снитч как заведенный кружил над полем. Он то рвался вперед, то петлял, но стадион покидать не собирался. Наконец, Рыся еще сильнее вжалась в ручку метлы и стала резко набирать скорость. Но именно в этот момент откуда-то вылетел “заблудившийся” бладжер и попытался протаранить девушку. Та дернулась уйти вправо, вспомнила, что там Драко и повернулась предупредить его, но справа было пусто. Воспользовавшись заминкой, бладжер с силой ударил девушку по ребрам и почти сбросил с метлы. Не смотря на сильную боль в груди, Рыся рванулась всем телом вверх и сумела забраться обратно. Бладжер попытался вновь остановить её, но та была уже на чеку и несколько раз благополучно увернулась, а затем, резко вскинув руку, располосовала настырный мяч на пару кусочков и горстку лоскутков. Затем, она попыталась найти газами противника. Тот был уже далеко впереди и почти нагнал мячик. Резко взмыв на два метра вверх, Рыся, прибавила скорость и стала стремительно нагонять Драко. Теперь ей приходилось гораздо тяжелее, ветер с удвоенной силой бил в лицо, дышать приходилось с трудом, проклятый мяч, похоже, здорово помял ей ребра. Но, стиснув зубы, она продолжала погоню. Постепенно девушка поравнялась с юношей, а за тем и с мячиком. Но, находясь несколько выше, поймать снитч не могла. Тогда, еще прибавив скорость, она ушла в отрыв и обогнала мяч.
Малфой уже протягивал руку, что бы схватить верткий мячик, когда откуда-то с верху вынырнула маленькая ладошка и просто взяла его из воздуха из-под самого носа у парня. От неожиданности Малфой дернулся, резко затормозил и, кувыркаясь, полетел вниз. Последнее, что он успел увидеть это вертикально зависшая в воздухе метла, на которой, откинувшись вниз, к прутьям висит Рыся. Девушка цеплялась за ручку одними плотно сжатыми коленями, подбрасывала на ладони золотой мячик и спокойно наблюдала за падением Драко. Но сердце - не камень, и девушка, сунув в карман брюк мячик, устремилась за бывшим противником. Так же как недавно преследовала мяч, Рыся, воображала себя легкой и подвижной рысью. Она видела цель, она преследовала её. Ведь, дома её ждали двое голодных котят, и она должна была принести добычу! Так накручивая себя, девушка в последний момент успела совершить невозможное. Догнав парня в трех метрах от земли, она ухватила его за одежду на спине, пинком выбила его метлу и резким движением бросила поникшее тело к себе на метелку. Резко потяжелевшая метла задергалась, пошла носом и едва не воткнулась ручкой в землю. Тяжело шлепнувшись на траву, Драко пришел в себя. Рыся, внимательно изучала его лицо, наклонившись вперед.
- Ну, как, живой? - поинтересовалась она, с трудом переводя дыхание.
- Да.
- И жить будешь?
- Да.
- Ну, что ж будем считать, что урок о вреде мухлежа в честной игре ты получил. А это тебе для лучшего запоминания пройденного материала и от меня лично! - Маленький твердый кулачек резко ударил в подбородок парня.
- Прекрасно, но поскольку вы вывели из игры нашего ловца вы сами и замените его на матче. - За спиной стоял Снегг, пришедший посмотреть на разминку и ставший свидетелем происшествия.
- Это когда?
- Это через две недели.
- Ни фига, очухается!
- А если нет, то вы обязаны присутствовать на каждой тренировке, что бы быть готовой к замене. - С этими словами, он поднял пришедшего в себя Драко и покинул поле.
- Интересно, а поинтересоваться о моем самочувствии, ни кто не хочет? - Пробурчала не довольная девушка ему в след.
- Послушай, - раздался голос капитана слизеринцев, - неужели тебе и, правда, удобно летать на таком недомерке? Ты только не обижайся, но я просто не понимаю как ты, не только сама на ней умещаешься, но и еще кого-то прихватить можешь.
- Так это же наши метлы, они специально под хозяина подогнаны. Вот моя и не особо рослая, как я. А еще у каждого пилота свой полет. Я, например, люблю не классический стиль, а экстремальный. Ты сам то, не пробовал на экстремале ходить?
- А это как? - Парень, похоже, даже оторопел от удивления.
- А вот так.
С этими словами, девушка уронила метлу себе на ноги ручкой, а за тем, резко подпрыгнула вверх, подбрасывая и метлу тоже. На какое то мгновение метелка зависла над землей, а девушка вскочила на неё сверху, как на скейт и, оттолкнувшись от воздуха, заскользила вперед. Легко раскинув руки, она плавно летела над землей, постепенно набирая скорость. Неожиданно она сильно наклонила метлу вперед и вошла в “штопор”, а потом, быстро вышла на большую дугу. Действительно такой полет иначе как экстремальным назвать трудно. Девушка легко меняла высоту, скорость и угол полета, демонстрировала фигуры высшего пилотажа, а то и просто хулиганила. Для многих из ребят такое было в новинку, но те, кто был из мира маглов, узнавали в таком полете схему серфинга, монолыж или даже простого скейта. Наконец устав, девушка пружинисто спрыгнула с метлы, толкнув её резко вверх и легко поймав за ручку. Легкий поклон и нахальное:
- Представление закончилось. Цирк - по пятницам. - Рыся пошла ловить своих подопечных, деловито отбирающих метлу в дальнем конце поля у зазевавшегося охотника Слизерина. На такой пустяк, как побледневшее лицо девушки и прижатый к боку локоть, обращать внимание не стоило. Рыся была только рада, что не навернулась во время всех этих хулиганств. Сегодня вечером, она приведет себя в порядок, а пока не стоит и вспоминать. Не перелом же!

0

21

- Я не понимаю, что все парни нашли в этой нахалке! - Выступала после тренировки одна из девушек команды. - Вот уж - ни рожи ни кожи! Ростом - недомерок, фигура может и ничего, но какая одежда! Эти её вечные брюки и рубашки до колена… Может быть она и ас в полетах, но, по-моему, слишком задается. А эти ненормальные, - судя по всему речь, шла о парнях, - только про неё, да про её метелку и говорят! И что ни нашли в этих маломерках. Можно подумать, что у нас своих спортсменок мало!
И в подтверждение этих слов, девушка горделиво выпрямилась, изящно, и даже слегка небрежно, опершись на свою метлу. Да, пожалуй, она и в правду была ничего: стройная, высокая, гордая. Может даже, чересчур.
- Это наверно, по тому, что, таких как ты двенадцать на дюжину, - неожиданно раздалось сзади, - ты - ширпотреб, а я штучный экземпляр и уникальная работа. Вашей сестры - пруд пруди, а я на ценителя. Так, что уважайте меня как редкий вид, занесенный в Красную книгу!
Естественно, что после таких речей популярность у Рыси среди остальных девушек, во всяком случае, среди Слизеринок, не возросла, а совсем даже наоборот. Тренировкам это очень мешало, Драко объявив себя сильно покалеченным отказался заниматься, но Рыся просто не обращала внимания на все подначки. Стоило ей только добраться до метлы, как она превращалась в какое-то новое, иное существо. Многие из студентов видели полеты, ставшего уже легендой, Виктора Крама и соглашались, что эти два ловца были бы под стать друг другу. Многие даже удивлялись, почему ни кто не слышал о Рысе, как о ловце русской команды. Штудировались книги и журналы в безуспешной попытке отыскать хоть какое-то упоминание о девушке из русских команд, но безуспешно. Рыся же в ответ на это, только смеялась и подтрунивала над горе - изыскателями: “ Ишь какие, они меня подловить собрались! Ну, поищите, поищите… Только не там ищите!” После утомительных и безуспешных попыток сдались самые настырные.
Тренировки проходили в атмосфере строгой секретности - Рыся должна была стать малоприятным сюрпризом для Гриффиндорцев. И потому присутствовать на тренировках Драко все-таки приходилось. С нескрываемой злобой и завистью он следил за полетами девушки. Да, он не плохо держался в воздухе, был удачливым ловцом, проигрывал только Гарри, но тот класс, что показывала девушка, это было что-то фантастическое. Рыся, казалось, может и готова летать когда угодно, на чем угодно и для чего угодно. Тренировкам она не мешала, но и, скажем так, не очень-то помогала. Она смешила ребят, хулиганила в воздухе и на земле, ловила снитч, как только тот показывался в поле зрения. На все попытки приструнить её и угрозы побить всем общежитием, если проиграют, отвечала: “Кто, мы?! Проиграем?! Да ни в жисть!” Ну, что можно поделать с такой оторвой?
Гарри тоже усиленно готовился к предстоящему матчу. Он только изредка прибегал к русским в башню, к тому же там теперь каждый вечер яблоку негде было упасть. Профессора едва не силком разгоняли студентов всех общежитий и возрастов с наступлением тихого часа. Но, поговаривали, что были такие отчаянные головы, которые умудрялись остаться в гостях до часу ночи, а то и до двух. К таким Гарри не принадлежал. Он с удовольствием веселился со всей гоп-компанией, интересовался русской школой магии, даже не раз помогал в организации “капустников”, но ходил-то он еще и ради занятий с Рысей, а она была загружена как никогда. Все первокурсники липли к ней как мухи, ребята постарше приставали с различными вопросами, Ким и Плюш, те вообще ни на шаг не от неё не отходили, а что говорить про выполнение домашних заданий и наказаний за нарушение дисциплины! Как при таких нагрузках у неё оставались силы еще и время от времени устраивать ночные погромы, в стиле братьев Уизли, в которых её подозревали, но уличить так и не смогли, уму не постижимо.
А день первого матча становился все ближе. Почти все из команды Слизерина ходили нервные и дерганые, они не могли простить Драко его хохмы с травмой и переживали, как себя поведет на поле Рыся. Рыся же, была спокойна и невозмутима, как её метелка. Накануне матча она согнала всех игроков в один угол и успокоила:
- Ребятки, у нас с вами не все так гладко пошло, как хотелось бы. Меня не сильно любят здесь, и там… да и я себя в обиду не дам, так что всякое случалось. Но я одно скажу, на время матча мы - одна команда. И я сделаю все от меня зависящее на поле. Чудес не ждите, но если я играю, то я играю!
Драко и сам уж был не рад, что решил тогда устроить маленькую провокацию для Рыси. Он дергался, злился, но понимал, что если с Гарри он ещё мог рассчитывать на какое-то сочувствие у своих ребят, то Рыське он проиграл вчистую. Как ловец он с ней и рядом не стоял. Наконец, Драко решился поговорить со Снеггом, будучи на особом счету у преподавателя он надеялся, что сможет уговорить его вернуть себе место ловца. Именно для такого разговора он и направлялся сейчас к учительской. Парень уже взялся за ручку двери, когда услышал голос профессора Прейси, разговаривающего с кем-то:
- Сегодня я посмотрел на тренировку твоих ребят. Ты хорошо сделал, Северус, что взял ловцом эту девчушку. Не знаю, как там Драко играл, но это – самая настоящая находка! На твоём месте, я бы сто раз подумал, стоит ли брать парня обратно, - Похоже, Прейси внимательно прислушивался к собеседнику, - Да, да, понимаю, ты не хочешь портить отношения с Люциусом… Но ты ещё подумай. К тому же, она здесь всего на один год, ну придумай что-нибудь. Потом обратно его возьмёшь, а так, хоть в этот раз первое место отыграете. Вот, вот, правильно думаешь…
Драко не слышал ни одного из ответов профессора Снегга, но по тому, что говорил Прейси, можно было прекрасно уловить смысл. Так значит, он стал ловцом команды, как и говорила эта грязнокровка Грейнджер, за деньги! Не ужели, профессор согласится?!
- Вот и правильно! Только ты сразу ни чего не говори. После матча объявишь.
Драко отскочил от двери как ошпаренный. Ни о каком разговоре с профессором теперь и думать не имело смысла. Ну, ничего, он ещё вернёт себе то, что у него украли!
Профессор Прейси с интересом наблюдал из-за полуоткрытой двери за Малфоем, уходящим прочь. Кажется, мальчишка услышал всё. Ну, что ж впредь урок, не подслушивай, а то услышишь, то, что тебе не понравится.
Не терпевшая никакого насилия над собой, Рыся, вынужденная играть, считала своим долгом получить компенсацию за моральный ущерб. Пусть даже тоже только в моральном эквиваленте. По ночам она удирала из спальни и, отыскав укромный уголок, давала себе отдохнуть. Иногда мистер Филч замечал при ночном обходе чью-то фигуру, устроившуюся с телескопом на крыше замка, иногда у эльфов на кухне можно было застать душевные посиделки за неизвестно откуда появившимся самоваром, посвящённые различным тонкостям кулинарного искусства. Но чаще из заброшенных пустых залов можно было слышать приглушённые переборы гитары. На подобное баловство завхоз внимания не обращал, а гитариста поймать тем более не пытался. Разве что, останавливался на некоторое время послушать за закрытой дверью. Поскольку точно знал, открыв дверь, он найдёт совершенно пустую комнату со следами нетронутой пыли на полу. Да, и характер у него за последнее время стал меняться в лучшую сторону, не смотря на грозные вопли и угрозы нажаловаться профессорам, выполнял он свои обещания реже и в основном за серьёзные нарушения.
Эти музыкальные экспромты нравились Рыське больше всего. Правда, за не имением своей гитары, приходилось уволакивать чужие, но пока никто не жаловался. Сегодня она отыскала очень уютное место совсем не далеко от Башни. Распахнув окно, она устроилась на подоконнике. Очевидно, постоянная безнаказанность совсем её разбаловала, поскольку девушка начала напевать любимые песни. Увлёкшись исполнением «Вальса бостон», она едва не пропустила тот момент, когда в комнату ворвался взбешённый профессор Снегг.
Ворвался, и с недоумением огляделся. Она была абсолютно пуста, разве что на раскрытом окне стояла давным-давно позабытая кем-то игрушка – плюшевая пятнистая кошечка. Гнев профессора пошёл на убыль. В конце концов, никто не виноват, что он так вымотался за день, что Прейси второй день достаёт его своими рассказами о военных похождениях и встречах с нежитью и, наконец, что не смотря на усталость заснуть не получалось хоть убей. А тут ещё бард полуночный над самым ухом размузицировался! Выдержав только одну композицию, Снегг пошёл бить маэстро. Уже на подходе он сообразил, что тот теперь ещё и поёт. Озверев окончательно, профессор рывком распахнул дверь и ворвался внутрь. Пустота, тишина, пыль и мерно похлопывающие на ветру рамы подействовали на него как огромная доза успокоительного. Да и спать дико захотелось, так что ещё раз оглядев комнату, он решил отправиться к себе. Но педантичная натура взяла верх, и прежде чем уйти, Снегг повернулся к окну.
Рыська замерла на подоконнике ни жива, ни мертва. В последний момент она успела услышать шаги и произнести заклинание, отводящее взгляд. Тот, кто смотрел теперь на неё, видел перед собой всё что угодно, но только не Рысю. Единственную проблему составляла гитара, поспешно сунутая в угол и казавшаяся теперь клубком старой паутины. Заклинание имело один ма-а-а-ленький недостаток, при прикосновении к объекту наложенных чар, вы видели реальную картину. А подставлять Гепарда, поскольку гитара была именно его, не хотелось. Она была уже готова вздохнуть свободно, когда профессор совершенно неожиданно повернулся к окну и захлопнул левую раму. Правая же, моталась на ветру, то и дело хлопая по стене. Девушке не оставалось ни чего иного, как вжаться в подоконник и прикинуться ветошью.
За второй половиной окна пришлось тянуться изо всех сил. Когда же профессор попытался поудобнее ухватиться за подоконник, то рука наткнулась на что-то, чего здесь просто не может быть. В полнейшем изумлении Снегг обнаружил, что стоит нос к носу с Рыськой, осторожно обняв её за талию правой рукой. Представив, как это выглядит со стороны, мужчина потерял дар речи.
«Господи, так видит он меня или нет?», - с ужасом размышляла Рыся. «Если видит, то чего молчит, а если нет, то чего уставился?». Издёрганная такими размышлениями, она допустила ещё одну ошибку, посмотрев прямо в глаза профессору.
Мерцающие блики Луны, пляшущие в её глазах, завораживали, заставляя забыть обо всём на свете. Ни он, ни она потом так и не смогли вспомнить, сколько же времени прошло, пока они стояли вот так. Выручил их Филч, отправившийся искать мисс Норис и заглянувший в пустой кабинет. Он окликнул замершего Снегга, чем и привёл его в чувство. Надо отдать должное его выдержке и самообладанию. Поймав раму, он закрыл окно, после чего, направился к двери, по дороге выговаривая Филчу за непорядок. Только возле самого выхода задержался, пробурчав что-то себе под нос и метнув в сторону окна какой-то жест.
Рыся, едва не расползлась по подоконнику от облегчения. Мысленно пообещав больше не попадаться, она поспешила к себе. И только уже засыпая, устало подумала, что за представление он устроил перед дверью?
А время неслось вперёд, приближая день матча. Страсти нарастали. Гарри же, был удивлен тем, каким тихим и поникшим выглядит Драко. Он не издевался над Гриффиндором и его командой, не пытался поддержать своих. Он просто молчал! Впрочем, искать объяснение столь странному поведению никто не собирался. Всё это ушло на второй план из-за события, едва не сорвавшего матч вообще.
Всё произошло во время предпоследней тренировки. Как обычно, Рыся вместо нормальной разминки, кувыркалась на метле в стороне от ребят. С трибун за ней не отрываясь смотрел Драко. Сегодня он казался каким-то вялым или заторможенным. Но, кому какое дело? Она же носилась в воздухе, утраивая один аттракцион за другим. Разогнавшись, метла вертикально взмыла вверх, а потом рванула к земле, уходя в штопор. Никто не успел сообразить откуда было направлено проклятье, только Рыся, словно почувствовав неладное, неожиданно рванулась в сторону. То, что на пути заклинания окажется один из запасных игроков, опоздавший на тренировку и теперь рванувшийся напрямик через поле, она увидела слишком поздно. Ещё раз рванув метлу, девушка бросилась к оглушенному парню, несущемуся вниз с невероятной скоростью. Она неслась как выброшенная из катапульты, и понимала, что всё равно не успевает.
Да, она почти успела. Почти. Пальцы пытающиеся схватить парня, сомкнулись в воздухе. Сам мальчишка изломанной куклой лежал на земле. Резко спрыгнув, Рыся поспешила коснуться запястья мальчишки. К её глубокому изумлению и облегчению, парень хотя и нуждался в помощи, но не на столько серьёзно, как, то казалось. Рыся вскинула голову, внимательно осматривая ближайшие трибуны. Драко не подвижно сидел на своём месте, только глаза у него были переполнены ужасом. Ещё в одной из лож девушка успела уловить движение и даже увидела мельком, кто это был. Льняные волосы, блеснувшие на солнце, выдали своего хозяина с головой. Что ж, всё становилось понятно, но это потом.
К ним уже спешили со всех сторон, а парнишка всё ещё был без сознания. Пожалуй, оно было и к лучшему, от той боли, что он должен был испытывать сейчас, это была единственная защита. Завершив предварительную реконструкцию, девушка взялась за него всерьёз, а для этого нужно было побыть рядом с ним ещё какое-то время. Паренёк вздрогнул, приходя в себя.

0

22

- Ну, как самочувствие?
- Как у теста. Меня что, кто-то побил?
- Ага, вот этот столбик. Ты не бойся, я знаю что делаю. Жить будешь, ходить будешь, но сейчас слушайся Тамарку - санитарку и не дергайся, у тебя сильный ушиб позвоночника и пара переломов конечностей. Мы с ребятами доставим тебя в изолятор, а пока мадам Помфри будет тебя пользовать, могу рассказать случай из моей практики. Только обещай, что смеяться не будешь!
Заинтригованный паренёк, естественно согласился. К этому моменту ребята успели сотворить специальные носилки и профессионально поместили на них пострадавшего. Они аккуратно несли его за мадам Помфри, полностью удовлетворенной их помощью. Рыся шла рядом, сжимая его руку и рассказывая свою историю.
- Это было довольно давно, когда я с моим драгоценным дядюшкой Серёжей, он на пять лет меня постарше, вместе в походы от Полигона ходили. Я в тот год как раз первый раз была санитаром нашего маленького бедлама, а шли мы по небольшим сибирским поселкам, и вся надежда была только на самих себя. По пути нам надо было переправляться через реку. Вот стоим мы на берегу, дожидаемся катерка, который на другую сторону перевозит и любуемся окружающими красотами. А пристань была такая аккуратненькая, украшенная деревянными колышками. И вот подходит ко мне один из наших, Иллалион его звали, и говорит: «Я тут не очень удачно подпрыгнул и головой на колышек налетел. Посмотри, мозги не видно?». И наклоняется. Я как стояла, так и рухнула. Что делать? Единственная больница в соседнем поселке, километров пятнадцать отсюда. Узнали, когда последний катер приходит, и отправились с Сергеем и нашим Старшим, Василь Пантелеевичем, сдавать этого олуха в больницу. Нет, туда-то мы практически без проблем дошли. Иллька только перед самым поселком решил, что он получил травмы не совместимые с жизнью и начал умирающего лебедя изображать. Ну, да это мелочи. Пришли мы, а нас принимать не хотят, карантин у них. Пантелеич пошел уговаривать, а мы с Серёгой Ильку караулим на лавочке. Посидел, наш болезный, посидел и решил окончательно помереть, лёг на лавку, цветочек в руках зажал и как начал голосить! Мама дорогая, к нам сестрички бегут, решили, что мы роженицу со схватками привели! В общем, такой тарарам подняли, что главврач согласился взять Илльку, только бы от остальных избавиться. Не тут-то было, он уже передумал! Пока мы его по всем окрестным клумбам всей больницей ловили, пока санитарам сдали, пока сами удирали, чтоб не догнал, уже темнеть начало. Это ладно, мы оказывается, не по той улице убегали.
Черти, не трясите носилки, уроните! Вы же эту историю уже слышали, чего ржете, как в первый раз? Вылетели за окраину, и бежим. Неудобно бежим, под ногами сплошные бугорки, что-то постоянно за одежду цепляется… Короче говоря растянулась я на одном из бугорков, стала подниматься, уцепилась за какую-то загогулину, а тут Луна взошла. И стою я посреди кладбища на могилке в обнимку с крестом! Остальные тоже видать только теперь сообразили, куда нас занесло, по тому, как орать мы начали одновременно. Картинка достойная кисти мастера: ночь, Луна, звёзды и мы зигзагами по кладбищу с дикими воплями скачем. Самое интересное, что мы интересовались в тот раз на пристани: есть ли, что ни будь примечательное по близости? Не, говорят, ни чего. А на обратном пути мы таких душераздирающих историй про соседское кладбище наслушались, Шекспир со своим Гамлетом и Макбетами рядом не валялся! Я даже всплакнула над одной про несчастную девушку самоубийцу, не сумевшую решить, кого из двоих парней она больше любит и по этому поводу утопившуюся. Парни тоже с горя чего-то с собой сотворили и теперь три их неприкаянные души обречены вечно искать друг друга по ночам! Как мало нужно людям для создания офигительной повести?!
К настоящему моменту мальчишку уже перенесли в палату, и мадам Помфри приступила к лечению. Несколько раз она пыталась прогнать Рысю, но парень во что бы то ни стало, хотел узнать, чем кончились её ночные похождения.
- Я тебе сказала, будешь ржать, рассказывать перестану? Не ржешь, тебе меня жалко? Ну, хорошо. С кладбища мы удрали, бежим дальше. Я когда падала, колено разбила и чуть поотстала, так что забор ребята первые нашли, я уже в них врезалась. Стоим, темно, забору проклятущему что влево, что вправе ни конца, ни края не видно. Я ложусь на землю и заявляю, что с меня хватит на сегодня, я тут спать буду. Эти два хмыря берут меня за руки за ноги и через забор кидают. Как оказалось, это местная свиноферма, и я как раз на спящих поросят и шлепнулась. Визг стоял до небес. Кажется, я вопила громче всего стада вместе взятого. Следом Серый с Васькой чешут. Я уже через ограду перелезла, Серый на верху сидит, а Васьки нет и нет. Потом слышим, ребята я сейчас, порося поймаю, и пойдём. Мы как на два голоса заорём, что ни чего не надо, самим бы ноги унести! Ладно, идём дальше. К реке вышли, уже пристань вдалеке видать. И тут я на часы посмотрела. А на катер мы ну никак не успеваем. Ладно, не ночевать же под открытым небом? Пошли на пристань, там попросимся. Идём. Васька впереди, мы с Серегой позади хромаем. А Васька главное, идёт, идёт, раз – оглянется. Идёт, идёт – оглянется. И так это нас злить начало! Серый мне говорит: «Ещё раз оглянется…». Я ему: «Догоним и морду набьём!». И тут Вася оглянулся… Мы как по команде за ним кинулись. Он нас увидел, сперва подождать хотел, а потом как припустит! Я до сих пор понять не могу, как мы умудрились не только успеть на последний катер, но ещё и залезть на него ДО того как он причалил. Нет, поросёнок, ты всё-таки ржешь! А чего хрюкаешь? Так меня жалко, что истерика началась? Ну, тебя! Не буду ни чего больше рассказывать. Вон и мадам Помфри выгоняет. Отдыхай, пострадавший.
Мадам Помфри вышла в коридор и сообщила всем, что ни чего страшного не произошло. Мальчик скоро поправится. Разогнав всех остальных, Поппи остановила Рысю.
- Что такое случилось? От подобного удара его всего переломать должно было, а у него только мелочь всякая.
- Парень в рубашке родился. Даже в трёх. Первое – что вообще живой остался. Второе – ни перелом основания черепа, ни три разбитых позвонка не повредили ни головной, ни спинной мозг. Третье – все кусочки костей были на месте, ни один не сместился. Мне делать было почти не чего, знай, сращивай, да укрепляй костную ткань. Повезло мальчику.
- Господи, да на тебе лица нет! Ты что… Ты из тех, кто умеет отдавать свою силу, для лечения?
- Ага. Не стоит благодарности. Но если меня напоят горячим кофе, то я даже не стану возражать против капельки коньяка в нем.
Поппи поспешила выполнить просьбу, отведя девушку к себе в комнату. Кофе у неё был наготове, коньяк тоже. Даже хотела угостить, чем ни будь, сходила на кухню за печеньем. Но, когда вернулась, девушка уже спала, зажав в руке пустую чашку, свернувшись клубком в кресле.
Скандал был капитальный. Долго пытались найти виноватого. Но Рыся стояла на своём – она понятия не имеет кто мог такое сделать. Ни чего подозрительного не заметила. Даже угроза отмены игры не возымела действия. Никто, ничего не сказал. Тем не менее, матч состоялся. На нём даже присутствовал, как зритель, пострадавший паренёк, под опекой мадам Помфри.
Обе команды уже выходили на поле, когда объявили, что в команде слизеринцев произошла замена. Вместо Малфоя ловцом вывели… Рысю. Со скучающим видом она плелась в конце шеренги с метлой на плече. Постепенно с трибун начали раздаваться смешки. И, в общем-то, было из-за чего: на метле Рыси, у самых прутьев, болтался предупреждающий знак. Красный такой треугольничек с белой серединкой… и черным чайником в центре! Гарри просто обалдел: как ребенок, воспитанный маглами он знал, что знак означает "осторожно", а уж выражением "чайник", он проникся общаясь с русскими. Да-а-а, "Осторожно - чайник!", это круто. Команды приветствовали друг друга, мадам Трюк взывала к совести, явно поглядывая на слизеринцев, спортсмены, судьи и болельщики были почему-то явно на взводе. Кто был спокоен, так это ловцы - они сделали "страшные" глаза друг другу и крепко пожали руки. Вторым сюрпризом, уж точно не из приятных, был судья - профессор Снегг. Наконец свисток, и команды взвились в воздух. Слизерин повел игру, как всегда в своей жесткой манере, и уже через несколько минут вел со счетом 40:10. Но, где-то через полчаса, после серьезной борьбы, счет сравнялся 40:40. Но на саму игру уже никто не обращал внимания, болельщики следили за резвящимися ловцами двух команд.
Сперва они, как и положено, гоняли не вдалеке от игроков, стараясь не лезть под удары, но вскоре Рысе это просто осточертело. Игра совсем не увлекала её, она отрабатывала свое пребывание на факультете Слизерина, но удовольствия от игры не понимала, да и снитч не спешил появляться. Оценив положение на поле, маленький ловец пошла на таран Гарри. Вернее так подумали болельщики. На самом деле она на бешеной скорости понеслась на него, но затормозила в последний момент, и ухватив Гарри за грудки, подтянула его лицо к своему:
- Мне эти чертовы играшки остопардонили, а тебе? По-моему, пора всем чуть-чуть расслабиться, - в ответ раздался несколько придушенный возглас, который можно было трактовать по-разному. Истолковав так, как ей было нужно, Рыся радостно взвизгнула - Позабавляемся! Ты - вода…- и шлепнула его по плечу, срываясь с места.
Потом Гарри и сам себе не мог объяснить, почему он бросился догонять Рысю, пытаясь осалить.
Это было не вообразимое зрелище, все забыли, что находятся на матче по квиддичу и не могли отвести глаза от парочки выписывающей пируэты в воздухе. Гарри и Рыся просто хулиганили! Они гонялись друг за другом, играли в салочки, кувыркались, наворачивали сальто. Казалось, они просто забыли зачем они здесь! Но вдруг, когда парочка была на разных концах стадиона, Рыся издала потрясающий кошачий вопль "Мяу!" и они одновременно рванули к земле на полной скорости. Никто не успел понять что произошло, как в полуметре над землей ребята столкнулись, и слетев с метел покатились по траве. Весь стадион вскрикнул как один человек и замер, не в силах пошевелиться. Только мадам Трюк и судья Снегг, бросились к ребятам. Они лежали прямо посреди поля, разметавшись как во сне, с руками, замершими в пожатии. Мадам Трюк и Снегг склонились над ними.
- Гарри… Гарри, ты живой? Или нет… - раздался тихий шепот Рыси.
- Еще не знаю, - зашептал в ответ Гарри.
- Давай проверим?…
- Давай…
В следующее мгновение они одновременно открыли глаза и заорав, закрыли обратно.
- Точно, померли!
- Почему, так считаешь?
- Ты кого видел?
- Профессора Снегга…
- Не, не Снегг это… Ты видел его лицо? Он же перепугался!
- Прекратить немедленно!

0

23

- Ну вот ЭТО - Снегг! Значит еще не померли.
- Может вы объясните, что за цирк вы тут устроили? И прекратите цепляться друг за друга.
Парочка подняла руки и разжала ладони. Там, аккуратненько устроился золотой снитч.
- Господи, ТАКОГО точно еще не было! - выдохнула мадам Трюк, - Вы что, его одновременно схватили?
- Ага, - в один голос подтвердили они.
Когда Гарри поднялся с земли, вскинув над головой руку со снитчем, трибуны Когтеврана, Пуффендуя и Гриффиндора взорвались аплодисментами, недоумённо смолкшими когда мяч подняла для приветствия Рыся.
- Ловцы Гриффиндора и Слизерина одновременно поймали снитч. Матч закончен со счётом 190:190. Ничья.
На Драко сокурсники теперь смотрели как на врага народа, считая, что эти двое просто подыграли друг другу. Пожалуй, впервые в жизни Малфою пришлось на своей шкуре испытать как это, когда вчерашние друзья не подают тебе руки. От всего сердца он пожелал устроить самую жестокую месть Рысе.
Драко подстерёг Рысю после матча и начал поздравлять: дескать, как она великолепно сыграла, сама поймать не смогла, так хоть и другим помешала! Вот истинное геройство! Даже промахнулась удачно!
- Ты бы лучше не нарывался. Промахи, это твоё призвание. Как это тебя угораздило промазать по движущейся мишени?
- Хочешь свалить на меня происшествие на тренировке? Не получится, я у всех на виду на трибунах был!
- Ты? Или один из твоих друзей, принявший оборотное зелье? Ох, надо сказать профессору, поставь защиту на кабинет! Крэбб, я не ошиблась? Это ведь ты был? То, то ты третий день как в воду опущенный ходишь. Драко ведь тебе ничего не сказал, зачем ему это нужно? Ну и как вам мальчики, понравилось убивать?
- Ни кого я не убивал! Это у тебя большой опыт в убийстве!…
- Да лапочка, большой. Ты представить не можешь на сколько большой. Не дай тебе боже и третей части тех смертей, что коснулись меня. Но она ещё посмотрит на мир твоими глазами, я это чувствую. Интересно, что ты станешь делать? Я-то догадываюсь, из-за чего ты взъелся. А стоит оно того? Подумай, что ты приобрёл и что потерял.
Игра в которой Рыся приняла участие, стала для неё первой и последней. Девушка заявила профессору, что больше играть не будет. Впрочем, он и не настаивал.

0

24

Глава 7. СКОРО ЭКЗАМЕНЫ.

Действительно, для Малфоя его выходка обернулась ещё одной проблемой. Крэбб не то что бы совсем перестал общаться с ним, но прежнего абсолютного обожания и беспрекословного подчинения уже не было. Парень теперь словно рассуждал о чём-то про себя, отрешенно глядя перед собой, и вздрагивая всякий раз, когда кто-то обращался к нему. Нашлись и любители посмеяться над бедолагой. На каком ни будь из уроков, парня дергали за рукав и делали ужасные глаза из серии: «Ты что не слышал?! Тебя же вызвали!». Крэбб, естественно вскакивал, иногда даже пытался что-то отвечать, но, натолкнувшись на полный изумления, а иногда и раздражения взгляд преподавателя, понимал, что его подставили. Сделай это любой из шутников раньше и не миновать ему хорошей трёпки, а теперь парень только краснел и старался удрать сразу же после урока. Посмотрев на подобные развлечения, трепку шутникам всё же задали. «Тёмная» была устроена по всем правилам и никто из пострадавших не смог указать ни на одного из заступников. Шуточки прекратились. Да и не до того становилось, находились более насущные проблемы.
Например, в последние выходные сентября группа студентов, человек пятьдесят, и несколько преподавателей ушли в Запретный лес. Это и была та самая ролевая игра, о которой ходило столько разговоров. Самой большой проблемой, естественно, оказались учителя. Каких сил стоило Владиславу их уговорить дать добро на проведение ролевухи в Запретном лесу, да ещё с ночёвкой, не знал ни кто, но слухи ходили самые невероятные. Поговаривали, что до шантажа и угроз он не опустился лишь по чистой случайности. Лезть к нему с советами он не рекомендовал, велев только не прекращать ни в коем случае подготовку, делая костюмы и оружие. Так или иначе, но профессора сдались, и праздник удался на славу.
Ребята разделились на государства и приключения начались. Кто к какому государству относится, договорились ещё в замке и теперь быстренько занимали приглянувшиеся поляны для основания городов. Не смотря на явную неопытность в данном вопросе англичан, оттянулись все по полной программе. Понравилось даже учителям, приговоренным быть Мастерами и следить, что бы безобразия не нарушались. Чего стоил хотя бы марш-бросок тёмного воинства, человек… пардон, орков, двадцать галопом удирающих от одного роханца Медведя. Хотя он так просил: «Ну, куда же вы! Давайте подерёмся, а?!», народ только прибавлял ходу, торопясь спрятаться в крепости. Или одинокий маг, подозрительно напоминающий Гендальфа, разгоняющий посохом толпу орков у ворот Лориена и вопящего: «Ну почему этот… замечательный город должен защищать один я?!!». Короче, день пролетел как на крыльях.
Уже вечером был разбит общий костёр, установлены палатки и проведены «дни культуры и отдыха», как их назвали сами ребята. Каждая страна представляла себя, свои обычаи и ремёсла, костюмы, песни. Затем, следовал концерт менестрелей и показ мод из наиболее красивых и необычных костюмов. Самой популярной среди ребят стала темная эльфийка Дариэль – Эфа. Вот уж кто умел и любил показывать себя. До настоящего времени Эфа не особенно усердствовала на сердечном фронте, ну а теперь как с цепи сорвалась, или решила очаровать всех парней подчистую. Некоторые из русских и англичанок – четыре эльфийки, две роханки, три ангмарианки, хоббитка и гномелла безуспешно пытались оспорить её первое место. Все парни как один проголосовали за Дариэль, так, что борьба пошла только за второе и третье места. Зато приз зрительских симпатий был присуждён практически единогласно Рысе. Правда, она потом долго ходила за ребятами стоявшими у неё за спиной с требованием выдать того гада, что выпихнул её на поляну во время набора участниц, для длительной интимной беседы в темном месте… Парни молчали, не смотря на угрозы бросить дознание и навешать всем до кучи, уговаривая её, что она сама не понимает своего счастья. Но, в результате оно того стоило - костюм девушки-менестреля был довольно оригинальный, совмещающий и платье, подходящее для замка и бриджи, удобные для езды верхом. Так что, не смотря на блестящую победу, Эфе было из-за чего ходить надутой. Зато она вновь отыгралась на следующий день, когда были объявлены дуэли. Ради признания её Прекрасной Дамой передрались многие. Но и тут ей несколько подпортили праздник – Рыся заявила, что тоже будет драться за прекрасную даму. А когда поинтересовались кто же её дама, возмутилась: «А я кто, по-вашему? Мужик что ли?». И хотя последний бой она проиграла, но несколько тягостное впечатление от этого «любовного побоища», развеяла. А впрочем, праздником остались довольны как студенты, так и профессора. Это была очень приятная разрядка перед предстоящими мучениями в учении.
В самом начале октября прибыли совы с заданиями на первое полугодие и темами курсовых работ для русских студентов. За столами немедленно поднялась суматоха и смех. Некоторые пытались смухлевать, например Лиса и Ласка не распечатывая свои пакеты, поменяли их. Каково же было их изумление и возмущение, когда первое, что они прочитали было: “А теперь, когда, как и предполагалось задание попало к адресату…”. Но хуже всего пришлось Рысе. Перед ней на стол упал пакет весом в килограмм, не меньше. Но, судя по всему, содержание не слишком то её испугало. Вернее в начале, поскольку, дойдя до последнего листа, она изменилась в лице, уронила бумаги на стол и застонала, обхватив голову руками. Единственное, что можно было добиться от неё:
- Ну, дедуля, ты и удружил, блин!
Влад отобрал письма и прочитал последний лист, его возмущенно-изумленный присвист, показал, насколько он понимает Рысю и сочувствует ей.
- Да, уж удружили тебе. Он что не знает, что вы с Советником разлаялись, как еще никто с ним не цапался.
- Как видишь, не знает. Он же теперь мне самую заезженную тему завалит, по тому-то и разрешил брать любую!
- Да не переживай ты так, может еще обойдется?
- Размечтался! Да ты хоть знаешь, какая у него фамилия?! Настоящая? А я знаю! Вали-Засыпайло! Ты и теперь станешь удивляться на оценки? - Но вдруг девушка вскинула голову и, хитро прищурившись, ухмыльнулась, - Ну он и попал! Я выберу тему, которую в любом другом случае ни за что не рискнула бы взять. Он готов завалить мне даже самую простую тематику, но посмотрим, как ему понравится, то чего не касался ни один студент, ни один преподаватель!
Когда же в конце недели ребята принесли для отправки домой предварительные намётки по выбранным темам, Влад отказался принимать конспект у Рыси. Следующие несколько дней вошли в историю института, как самые шумные баталии между преподавателем и студентом с последующим привлечением посторонних. Сперва Рыся два дня подкарауливала Владислава каждую свободную минуту. Но тот каждый раз умудрялся избегать не приятных моментов общения, сбегая при первом же удобном случае. Он пытался спрятаться от неё хотя бы в ванной комнате или туалете, но Рыся посылала к нему парламентёров из числа русских ребят, и те слёзно умоляли Влада выйти и сдаться, приговаривая, дескать за явку с повинной ему послабление будет. Влад запирался куда-ни будь в кабинку и ругался от туда на чём свет стоит. Однажды он обложил вошедшего, ещё не успев его выслушать, и к ужасу своему обнаружил, что наорал на профессора Флитвика. Тот, слава богу, ни чего не понял, но с интересом выслушал и несколько дней пытался выяснить, что именно ему пытались сказать.
Рыся же, выведенная из себя таким поведением, стала терроризировать Завариху пристальным взглядом во время завтрака и обеда. Измученный и голодный Влад сдался только в ужин. Он сорвался с места и решительно прошагал к террористке.
- Ну, чего тебе?!
- Ты знаешь.
- Ерунда, это просто не возможно. Так что и говорить не о чем. Я не позволю тебе позориться перед этим… - он замолчал, выбирая эпитет, но сравнить ни с чем конкретным не смог.
- Этого быть не может, по тому, что не может быть! Но я МОГУ ЭТО.
- Отстань со своими прожектами. И выбери другую тему, тогда помогу. Все, разговор закончен.
Плохо же он знал Рысю. Осторожно переступая по камням кладки, цепляясь за любые выступы на стене, она наконец-то добралась до окна. Конечно, босиком по такой погоде не самый лучший способ провести время, но именно так было удобнее карабкаться по стене. Ночь была звездная, прохладная, Рыся успела слегка замерзнуть пока открывала запертое изнутри окно. Она уже даже решила, что ей ни когда не удастся расшатать проклятую задвижку, но вот, наконец, рама поддалась и распахнув створки, девушка села на подоконник. После света лунной ночи глаза плохо воспринимали темноту комнаты.
- Тише Маша, я Дубровский! Э-э-э, в смысле Вла-ад…, - тишина была её ответом, - Ну, Влад же! Да ты, что, спишь что ли?!
Странно, как это он умудряется так спать, что и дыхания не слышно? Притворяется, гад.
- Ладно, мы люди не гордые, - она осторожно скользнула в комнату, - Матерь Божия, откуда у тебя столько барахла? Ой!… Бли-ин!… У-у-у, черт!… Мама!
Возле самой кровати, белевшей в темноте, она споткнулась так, что растянулась на полу во весь рост, как следует поцеловавшись бровью со стулом.
- Люмос.
Холод голоса не предвещал ни чего хорошего. Еще не до конца прейдя в себя, потирая ушибленное место, Рыся подняла голову. И тут же подумала, что лучше бы она этого не делала.
- Доброй ночи. А это какой этаж? – Оторопело поинтересовалась она у Снегга, буравящего её глазами, - Четвертый? Значит мне выше. И не беспокойтесь, и не провожайте… Я сама не заблужусь!
Добежать до окна она успела, даже на подоконник вскочила, а вот удрать не удалось. Взбешенный Снегг сдернул её с подоконника, и не взирая на протестующие кошачьи вопли, выволок в коридор.
- Мало того, что вы не в грош не ставите наших учителей и распорядок Хогвартса, вы ставите в дурацкое положение меня, Дамблдора и Завариху! Сколько раз нужно повторить, что бы вы поняли - ночью ходить строго запрещено!
- Я НЕ ХОДИЛА по коридорам.
- Но по ХОГВАРДСУ-то перемещались.
- Резонно. - Неожиданно легко согласилась девушка. - Профессор, вы растете в моих глазах. Продолжайте в том же духе и Вас, уже ни что не остановит!
- И кто тут шумит? Можно к бабке не ходить – Рыся, - с верхнего этажа спускался Влад, его спальня и правда была там, - От профессора-то тебе что надо? У него совершенно другая специализация.
- Но ты же отказался.
- Послушай, это не реально! Ты никогда не сможешь сделать, что-либо подобное. Даже ТЫ.
- Это реально!
- Нет!
- Дурак! Варвар-бурбон-монстр!
Задохнувшись от возмущения, Влад резко вскинул руку в сторону Рыси, выпуская заклинание. Но та только фыркнула, отбивая его в стену. В ту же секунду та ожила, образовала в каменной кладке лицо и выдала на-гора такое!… Совершенно обалдевший Влад медленно спустился по лестнице и сев на перила с отсутствующим видом уставился на ругающуюся стену. Рыся быстро пристроилась рядом.
- Ты не только отбила и нейтрализовала заклятье, ты его полностью ИЗМЕНИЛА…
- Ага… Преобразование заклинания онемения в заклинание частичного оживления. Круто! А я примерно про это и говорила, но кто же слушал? Яблочко хочешь?
Все с тем же отсутствующим видом Влад откусил от предложенного яблока кусок и меланхолично начал жевать, не сводя глаз с каменной морды. Рыся же, с видом нашкодившего малыша сидела рядом, болтала ногами и изредка угощала все еще очумевшего парня. Онемевший от удивления и возмущения профессор ни как не мог решить: стоит ему уйти сейчас или представление еще только начинается. В конце концов, чувствуя некоторую ответственность за происходящее, он решил дождаться финала.
- А что у тебя не выходит? - Смог на конец выдавить из себя Влад.
- Я в формулах запуталась. Сделать - могу, на вектора разложить - могу, объяснить - могу. Вывести на бумаге как формулу - фигу!
- В векторах, говоришь?… А ну, покажи.
- Но тоже не очень получается… На яблочко, подержи.
Девушка подняла сложенные, словно для молитвы руки и резко развела из сантиметров на двадцать ладонями друг к другу. Между ними тотчас же образовалась трехмерная картинка с разноцветными стрелочками.

0

25

- Так, все более-менее ясно, но что-то не совсем понятно. Профессор, подержите яблоко.
С этими словами в руки Снегга насильно сунули обкусанное яблоко, а картинку столь же бесцеремонно перехватили из рук хозяйки.
- Смотри, - Рыся, вытянула из поясной сумки, остро заточенный карандаш и, ведя внутрь картинки, направила его на один из векторов, - Идет какая-то посторонняя доминанта, и я ни как не могу её отловить.
- Так, так… Я понял! Балда, а поправку на кровь ты сделала? Убирай эту морду и быстро в кабинет с большой доской и мелом!
- Лаборатория зельеварения ближе всего, только мел там не вкусный…
Резко вскочив, Влад схватил Рысю и поволок её за собой по коридору.
- Нам не туда!
Влад потащил её обратно.
- Разрешение!!
Влад бросился к Снеггу:
- Вы нас пускаете. - Его тон был непреклонен. И оставалось только кивнуть в ответ.
Влад снова потащил девушку в сторону кабинета зельеварения.
- Ключи!!!
- Так откроем.
Как во время всех этих мытарств Рыся успела восстановить стену в прежнем виде, остается загадкой.

Уже ближе к трем утра, разобиженный и рассерженный Филч, стучался в комнату профессора МакГонагалл. Он только что выяснил, что кто-то проник в кабинет по зельеварению. Причем, похоже, что один из нарушителей - извечный и не проходящий кошмар всего института. Хотя в последнее время характер у него явно стал покладистее, Филч время от времени вспоминал о своих прошлых замашках и в такой день попадаться ему не то, что под руку или на глаза, на ум приходить не стоило. Находясь в таком нерасположении духа, он злобствовал как в прошлые времена, ябедничая учителям, и грозил самыми страшными наказаниями. Как и полагается по закону подлости, именно находясь в таком состоянии, он услышал возню и приглушенный спор из-за закрытой двери и потребовал либо выйти нарушителям, либо впустить его. Шум прекратился. А затем, слаженный дуэт голосов, послал его… к профессору. После чего ни на какие крики и требования внимание уже не обращалось. Когда же Филч отправился с докладом к Снеггу, тот не открывая дверь, сонно поинтересовался: можно в этом сумасшедшем доме поспать хотя бы пару часов. Когда же он попытался объяснить, что у него в кабинете… Из-за двери раздалось: “Да знаю я, знаю! Уж лучше пусть там, чем где-нибудь еще!”. Раздосадованный Филч не нашел ничего лучше, как обратиться к профессору МакГонагалл. Последней каплей послужило то, что когда он вновь пробегал мимо кабинета, эти двое ползали на четвереньках по коридору, черкая пол мелом и шепотом ругаясь.
Разбуженная по среди ночи МакГонагалл, решительно вышагивала по коридору по направлению к подвалу. Она была просто вне себя, и Филч уже успел пожалеть о том, что поднял её с постели.
Но чем ближе они подходили к лестнице в подвал, тем медленнее шла профессор. Из подвала доносились голоса, кто-то вел спокойную, размеренную беседу. И действительно, на самой последней ступеньке лестницы сидели оба нарушителя, и устало беседовали. А устать им было от чего - весь пол коридора и частью стены были исписаны формулами и исчерчены графиками и схемами, подобная картина наблюдалась и сквозь открытую дверь кабинета. Масштаб и размах проделанной работы за столь не продолжительное время поражал воображение.
- А ничего мы с тобой отпахали, - раздалось снизу, - сейчас передохнем, скопируем на пергамент, и давай все в порядок приводить.
- Да-а-а. Сейчас бы супчику куриного, да с потрошками… - Аппетитно зевнул Влад, а потом ткнул Рыську пальцем в бок, - Эй, Шарапов, хочешь супчику куриного, да с потрошками?
- Не-а, а ты мелок хочешь?
- А, что - есть?…
- Еще чуток осталось. - С этими словами девушка вытащила из кармана кусочек мела и щедро поделила его на двоих. Потом эта парочка начала спокойненько грызть каждый свою долю.
- А мелок и вправду не очень-то… Наш вкуснее. Хотя щелкает приятно.
- Ладно тебе, дареному коню…
- Вы не объясните мне, что вы тут делаете?
Резко повернувшись на строгий голос, молодые люди одновременно выпалили:
- Курсовую пишем!
- Одну на двоих?
- Нет, я пишу - он редактирует. - Извиняющимся голосом произнесла девушка.
- А почему мелом и на полу?
- А нам иначе никак. Если возникают разногласия, мы ругаемся, и каждый начинает писать по-своему, пока не выясним, кто прав, и тогда нам просто никакой бумаги не хватит переписывать. А мел стер и порядок. На чистом опять пишем.
- А профессор Снегг в курсе, что вы тут затеяли?
- Ну-у, скажем так, в общих чертах - да, в остальном - догадывается.
- А как вы собираетесь сдавать такую курсовую? Или вы сюда кроме преподавателя ни кого не пустите?
- А, ну это-то просто, - с этими словами ребята поднялись на ноги и одновременно щелкнули пальцами левой руки. Раздался легкий, но с каждой секундой все более отчетливый шорох, словно стайка бабочек ворвалась в здание. Но это были не бабочки, а листы бумаги. Они вылетали из кабинета и складывались в аккуратную стопку у ног девушки. Постепенно, была скопировано все написанное. Стопка получилась весьма внушительной.
- Ты просмотри еще разок, отредактируй, но ничего не выбрасывай - успеется. Что получится, сперва дашь мне, я уже сам переправлю по адресу.
- Хорошо, ты иди спать, а я тут приберусь и нагоняй от профессора получу, а то уже очень рано.
- Я не стану наказывать факультет Слизерина, вы были с преподавателем, но мне бы очень хотелось просмотреть эту работу, пока вы вдвоем будете приводить кабинет в порядок.
Девушка и парень переглянулись:
- Но она на русском.
- Ничего, я уж как-нибудь.
- Слу-у-шай! А ведь это как раз по теме! Пожалуйста, просмотрите и выскажите свои замечания. Это можно отнести к теме трансфигурации, но не материального объекта, а… Ну, Вы сами все поймете.
Через два дня профессор МакГонагалл попросила Рысю задержаться после урока. Тема, затронутая в курсовой, была близка к предмету, преподаваемого профессором. К тому же, её заинтересовала глава, посвященная оборотням, девушка выдвигала теорию применения преобразования на оборачиваемых людях с целью частичной, а возможно и полной блокировки преображения в зверя. МакГонагалл попросила рассказать поподробнее, как она себе представляет блок.
- Я ещё не до конца смогла выстроить всю теорию, но если в общих чертах, то у меня получается следующее – на человека применяется разовое заклинание с постоянным эффектом. Для активации наложенного заклинания требуются определённые условия: полнолуние. Так представьте себе, что существует способ, пусть не отменить заклинание, но в момент его активации, подменить на другое. Ведь мы прекрасно знаем, когда именно оно начнёт действовать! Представьте себе, что раз в месяц к такому человеку приходит своего рода врач и в нужный момент производит подмену. Вместо обезумевшего от ужаса волка мы получаем того же самого человека, но, допустим, просто на несколько дней приобретшим способность видеть в темноте и обострённый нюх. Это что бы долго голову не ломать. А ведь подмену можно сделать и на любое другое заклинание. Я думаю, что найдутся люди, которые согласятся на эксперимент. Ведь действие зелья ограничено по времени и стоит пропустить всего один приём – ты станешь опасным. А замена заклинания должна носить постоянный характер, вернее от начала цикла до его конца.
- Идея не лишённая смысла. Но как применить её и проверить на практике?
- Вот в этом-то и проблема. Я могу только намекнуть на практическое применение, не приводя конкретных примеров. Но если кто-то освоит сам принцип преображения, то сможет применить его и таким образом.
- Да, меня ещё заинтересовала твоя классификация оборотней. Ты почему-то ставишь особняком Россию.
- Дело в том, - начала девушка, - что в нашей практике больше отводится теме добровольных оборотней и истинным оборотням. В Европе практически любой источник указывает на возможность приобретения способности оборачиваться через укус волка-оборотня. А ведь это не всегда так. Существуют же лисы и барсуки-оборотни в Китае и Японии. Там как раз это звери, принявшие вид людей. Да и у нас есть примеры как ведьм, принимающих облик кошки, так и наоборот, животных, становящихся на время людьми. Еще нас, предусматривается возможность добровольного перехода человека от облика к облику, не зависящая от времени суток и фаз луны. Самый распространённый способ – перекувырнуться через нож, воткнутый в землю лезвием вверх. К тому же, наши лешие, духи-хранители леса, могли обернуться любым животным, обитающим в его лесу. Именно они и дают начало истинным оборотням. Да, а вот что я хотела узнать у Вас, вы целиком в кошку оборачиваетесь или расщепляетесь?
- Я не совсем понимаю вопрос. Конечно, целиком, а как ещё?
- Лешие обычно тоже выглядят как самые обыкновенные люди, но легко принимают облик любого зверя или даже дерева. А животные нередко меньше человека. И тогда излишек массы словно делится, растворяется в окружающем мире, становясь его частью. И, принимая обратно вид человека, леший способен забрать недостающую массу из самого леса. Но он и не человек. Частично сохраняются подобные способности у потомков лешего, но с большими ограничениями. Например, внук лешего способен принимать всего пять обликов и только достаточно крупных зверей.
- И кого, например? – заинтересовалась профессор.
- Медведица, амурские тигрица и леопард, волчица, рысь. Размеры животных примерно соответствует параметрам человека и расщепление сознания и массы не нужно. Ко всему прочему, это получается зверь с интеллектом человека, в то время как в сознании укушенного человека, как правило, берёт верх зверь. Эта особенность всегда поражала меня. Что является первопричиной этой победы? Сознание не в состоянии принять преображение тела? Сам процесс преображения так болезнен, что боль на какое-то время убивает в человеке человека и его место занимает зверь? Когда Вы кошка - Вы кошка или человек?
- Я человек. Но я не оборотень, а анимаг.
- А как с восстановлением тела? Когда ранят оборотня, то я… он способен достаточно быстро восстановиться, добровольный оборотень и истинный тоже. А Вы?
- Нет. Быстро восстанавливаюсь я только при помощи заклинаний. И что, все ваши оборотни добры и миролюбивы?
- Нет, конечно. Какой человек, такой и оборотень. Испытание властью и превосходством испытание суровое. Человек ради этого способен сам убить в себе человека и разбудить зверя. Хотя, иногда оборотни бывают и не меняющие облик, а выворачивающие на изнанку саму душу. С такими я тоже встречалась, но говорить о них не хочу. Да и не поможет таким ни какое заклинание или лекарство.

0

26

Разговор затянулся не на один час. В конце разговора, профессор предложила курировать тему. Но Рыся с сожалением отказалась – куратором ей уже был назначен преподаватель из России, хотя особого восторга по этому поводу девушка не испытывала. Впрочем, помощи не откажется и с материалами с удовольствием ознакомит, только попросите.
Известие о ночном приключении и причинам, его породившими, вызвало приступ веселья у студентов. О скандале, устроенном в своё время Рысей самому Советнику, отвечающему на Полигоне за международные и межмировые отношения, а так же за исследовательско-разведывательные проекты, ходили самые не вероятные легенды. Называли сразу несколько причин конфликта, выдвигались весьма оригинальные теории развития самого скандала. Но единственное, что было известно наверняка, это то, что с определённого момента эти двое старались не находиться в одном помещении продолжительное время.
Парни подшучивали над Рысей, обещая помощь.
- Так что там у тебя с Советником? Ты нам только скажи мы ему…
- Вы уже помогли, спасибо Вам. Ты не скажешь мне, Волчок, как это так случилось, что после неуда за практику у тебя, Шпаги, Ирбиса и Карабеллы, в компьютере Советника сдох жесткий диск?
Парень мило засмущался.
- Я знала, что это ваша работа. А вот знаешь ли ты, что дежурной по территории в ту ночь была я? И на следующий день мне на стол легли семь приказов на отчисление на вас и Шашку с Кастетом? Советник согласился уничтожить приказы, но я должна была полностью восстановить базу. А там, между прочим, десяток проектов на ближайшие годы. И всё псу под хвост по вашей милости. Я тебя сама готова была убить за такую хохму. Ты представить себе не можешь, какие там были интересные разработки! И вот представь себе – день я вкалывала как проклятая, ночью безвылазно торчала за компьютером, а к утру заявлялся Владислав, выволакивал меня из-за него, вливал в меня кружку горячего кофе и всё по новой. Я так две недели прожила. Базу я ему восстановила. Но перед уходом грохнула на счастье одну вазу. И на глаза с тех пор он мне с тех пор старается не показываться. Зашибить могу. Вас, милые крошки, это тоже касается.
- И что, он так испугался разбитой вазы? – не сдавался настырный Волк.
- Ладно, уточним условия задачи: ваза была серебряная, а грохнула я её, о стеклянный стеллаж с манускриптами, рядом с головой Советника. Надеюсь, получившийся бардак он недели две разбирал.

0

27

Глава 8. БОГГАРТ ИЛИ ВСТРЕЧА С ПРОШЛЫМ.

Теперь, когда задания на семестр уже объявили, надежда, что о проделках и проказах, забудут самые шаловливые умы, казалась реальностью. Все студенты, что русские, что англичане, чаще пропадали в библиотеке, чем в общем зале. Да и там, по большей части, занимались больше уроками, чем отдыхом. На какое-то время и Рыся направила свою бурную энергию в мирное русло. Сейчас, она доставала преподавателей не проделками, а вопросами по интересующим её предметам. Не смотря на настырность, учителя не избегали её общества: девушка оригинально ставила вопросы, заставляла взглянуть на известные вещи с совершенно новой точки и просто оказалась интересным собеседником. Помимо простых советов с ней охотно делились и списками литературы - что общая секция, что Особая, были практически в полном её распоряжении. Вот и сейчас на вечер она набрала порядка десяти томов.
Что бы сократить путь, Рыся, как обычно, тащила кипу книг по коридору рядом с кабинетом профессора Снегга, где сейчас ни кого не было, когда кто-то вынырнул из-за приоткрытой двери и с силой толкнул её внутрь комнаты. Дверь за спиной захлопнулась, оставив девушку в полумраке кабинета. На первый взгляд комната была пуста, но постепенно стало ясно, что здесь есть еще кто-то. Из темного гула за шкафом доносились шорохи и всхлипы, словно обиженный ребенок плакал.
- Кто там? Выходи маленький, я не обижу…
В ответ из угла на середину комнаты выскользнула фигурка. На полу лежала девочка лет пяти, идти она почему-то не могла. Судя по всему, девочке не давно очень досталось: одежда изорвана, на шее и руках видны свежие раны, словно кошки драли. Присмотревшись к ноге, волочащейся по полу, становилось понятно, что она зажата в медвежьем капкане. Нога была разворочена едва не до кости дугами капкана. Когда же она подняла вверх окровавленное лицо, стали заметны слезы, текущие из глаз.
- Мама, - всхлипывала девочка - мамочка моя… Как же так… Так не честно! - взвизгнув она вновь начала срывать капкан с ноги. Но слабые, окровавленные пальцы не послушно скользили по железу, не давая возможности освободиться.
Рыся стояла перед девочкой, глотая горькие, злые слезы. Это она, она сама пыталась вырваться на свободу! Ведь там, в лесу умирала её мама… А кроме неё ни кто не сможет найти то чертово место! Убегая после схватки с медведем, споткнувшись она попала в капкан браконьера и вот уже час не могла вырваться. Как подло, так столкнуть её с прошлой жизнью, с одним из самых ужасных воспоминаний!… Кто мог подстроить такое? Хотя, пожалуй, она знала ответ.
Присев перед девочкой, Рыся приподняла её голову. Вытерев слезы, и кровь с лица малышки она сказала:
- Не плачь. Ты сильная. Сейчас ты успокоишься и сделаешь все как надо. Ты умница, мама все еще жива, а через полчаса ты встретишь остальных. Давай, малыш…
Девочка последний раз всхлипнула и подтянула к себе раненую ногу. Изо всех сил надавив коленкой на ближайшую пружину капкана, она потихоньку начала отжимать дальнюю, одновременно пытаясь разжать локтями дуги. Вскоре ей это удалось. Медленно поднявшись, малышка со всей силы швырнула проклятый капкан в стену, и закричав: "Мамочка, я иду к тебе!", хромая и подволакивая ногу, бросилась вперед.
И вновь из того же угла вынырнула девушка, в военной форме, с рацией на боку. Она пригибалась, словно прячась от чего-то, и постоянно твердила в микрофон позывные: "Беркут, Беркут… Я Сойка, я Сойка… Мы окружены, боеприпасы на исходе, нас осталось около двадцати, еще имеем двадцать человек штатских, срочно вышлите транспорт. Мы сможем продержаться еще час, не больше. Беркут, Беркут, я Сойка, я Сойка…".
Рыся уже знала, что это. Перед ней опять было её прошлое. Сейчас она услышит, от Беркута, что транспорт не придет. Он не может рисковать своими людьми. Если хочет, может переместиться, ей ведь не трудно, да и многим из команды тоже. Да, они могли, но… Бросить остальных?! Это была подлость. Ничем не прикрытая подлость.
- Знаешь, Беркут, что я тебе скажу? Ты в Бога веришь? Да? Ну, так помолись, что бы я ни пережила этот день! Если выживу я - тебе не жить. Будь ты хоть сто раз полковник.
Затем наступила тишина. На том конце Беркут объявил во всеуслышание, что группа пала смертью храбрых в не равной битве… долг и честь… память героям… Он прекрасно знал, что Сойку не услышат, а она слышит всё. Захрипев передатчик замолчал, её волну просто отключили, а позывной больше не существовал. Пули прошили батареи питания. Зашипев от бешенства, девушка выхватила и взвела пистолет.
- Подожди, ты можешь спасти их. Почти всех. Думай.
Внимательно посмотрев в глаза Рыси её прошлое, нашло выход из положения. Разрезав кожу на пальцах, она ввела их на место контактов, дала двести двадцать (маги мы или нет!), и бросила свой позывной прямо в эфир. Вы скажете: а как же магия в её прямом смысле? Да какая там магия и телепатия, когда ты уже почти двое суток под перекрестным огнем, то отстреливаешься, то раненых таскаешь, а потом пользуешь, то от рации не на шаг не отойти?! Но позывной теперь звучал совсем по-другому, и помощи просили не у военных. Этот позывной и эту волну знали и могли поймать только её друзья. Через несколько минут ей ответили. Волк вел своих ребят, транспорт есть, правда, магический. Нужно организовать отход и отвлекающий маневр.
- Стефан, Валентина! Транспорт на подходе, за старой мечетью, второй бархан. Я прикрываю - уходите. - Пять обойм для автомата, пистолет и лимонка. Они оставили все, что могли. Ребята ушли, но её и Седого Манула, прикрывавших отступление, удалось захватить. На той стороне были далеко не новички. И была самая долгая ночь в их с Седым жизни. Ночь полная боли и безнадежности, ночь после которой Манул и стал седым. Но это потом. Пытки, клеймо на плече и уважение в глазах противника… Это не было её страхом и кошмаром. Её страх - беспомощность.
Но кошмар еще не закончился, девушка, вновь поднявшаяся с пола, опять изменилась. Теперь это была не она, а её старая знакомая, жена одного из лучших друзей, Алёна - мать Ким. Посмотрев прямо в глаза, а потом, испуганно вздрогнув, Алёна медленно опустилась на пол. Через мгновенье она билась на полу, меняясь на глазах. Её лицо плыло и изменялось - теперь это была Тошка - мама Плюш. Потом на полу забились в предсмертной агонии Роман и Тимур - отцы детей. Как она проклинала себя, что отпустила в тот день их одних, не смогла поехать с ними, не остановила… Да мало ли ЧТО она могла сделать в тот день! Но все равно, когда огромная махина скалы, словно издеваясь, внезапно рухнула перед машиной, отрезая путь, а сошедший следом камнепад похоронил их под собой, она все равно была с ними рядом, задыхаясь, пытаясь вырваться, подать сигнал о помощи. Она была рядом почти все четыре часа, успев только сообщить координаты аварии. И не просто была рядом, она умирала вместе с ними все эти четыре часа, пытаясь удержать на грани миров ребят, отдавая им свою жизнь по капле. Но их было… даже не четверо, а шестеро, а она одна. Первым затих Роман, потом Тоша приникла к Тимуру и они ушли вместе. Последней была Алёнка… А в это мгновение по крыше машины уже стучали спасатели, пытаясь привлечь внимание. Никто не может сказать, почему помощь пришла поздно. Они опоздали всего на десять минут. Может быть действительно, так сложились обстоятельства, но Рыся не верила в это тогда, а уж теперь…
Воспоминания ломали все тело. Оно вспоминало и ужас от беспомощности, и боль капкана, и легкие вновь разрывались, пытаясь дышать и не получая воздуха. Вновь пройти через все это… Разве такое под силу человеку?! Оказалось - да.
Рыся сумела взять себя в руки. Напротив неё сидела в полумраке смутная фигура, ясно можно было видеть только огромные полные изумления и… страха глаза. Нервно усмехнувшись Рыся потянулась к тени. Та, резко отпрянув, попыталась забиться в шкаф. Но Рыся остановила её:
- Подожди… Я знаю кто ты. Хочешь стать не призраком, а существом из плоти и крови? А, боггард? Я могу дать тебе этот дар. Человеком не будешь, животным… Но каким! Тебя будут бояться! Очень многие.
Боггард замешкался, потерял форму и, став облаком, подплыл к лицу Рыси. Он хотел жить. Рано или поздно его уничтожат ради развлечения или как учебный материал. А так - есть шанс. Он образовал подобие головы и кивнул. Рыся прижала пальцы к губам и воздушный поцелуй бабочкой порхнул к боггарду, осыпая точно пыльцой маленькими зелеными искорками. Искорки вспыхивали, вплетались в боггарда и гасли. Облако загустело, стало сжиматься и темнеть. Появились ноги, голова, хвост… и на пол шлепнулся весьма солидных размеров крыс пасюк.
- А тебе идет. Честное слово все визжать будут! Ты просто пакость!
Радостный писк и крыс ускакал в темноту, только хвост мелькнул. Теперь осталось вправить мозги этой скотине. Она подошла к двери и с силой пнула её.
- Открывай, знаю, ты тут. Очень хотел посмотреть на мои страхи? Что ж, ничего нового не увидел. Открывай, или я выбью дверь.
Дверь внезапно распахнулась. На пороге стоял Снегг.
-Вы?!! - изумлению и ярости Рыси не было предела. Следующий поступок иначе как срывом не назовешь – размахнувшись, она влепила профессору звонкую оплеуху.
- Какого черта! Это уже просто… Забраться в мой кабинет… Ударить преподавателя! Я привык к вашим выходкам, но это!…
Профессора можно было понять, но Рыся уже неслась по коридору задыхаясь от боли в сердце. В горле хрипела злоба, и дышать было почти не возможно. Она вновь была крошечным ребенком, несущимся по предателю-лесу, еще недавно бывшему лучшим и вернейшим другом. Не было этих лет, не было смертей, мама еще жива и она должна ей помочь!… НЕТ!!! Все это было! Были годы жизни, годы учебы, были друзья и враги. Это её жизнь и она не позволит швырять себя как игрушку, врываться в своё сознание. Наконец остановившись, нельзя что бы её в таком виде кто увидел, и, заставив себя вздохнуть, Рыся поплелась вперед. Похоже, она наступила опять на те же грабли. Вдруг остановившись и посмотрев на руки, она охнула. Книги! Они же там, в кабинете… выпали, когда поняла, ЧТО перед ней. Ну и денек. Решительно развернувшись Рыся вздернула голову и зашагала обратно. Умирать, так с музыкой!
Пробарабанив по двери и резко дернув на себя, она ворвалась внутрь как разъяренный ураган, пытаясь таким образом скрыть стыд за былую несдержанность.
- Я не надолго, мне надо только забрать книги и я уйду! - одним духом выпалила она и только потом заметила, что обращается к пустому месту, поскольку профессор предусмотрительно прижался к стене и старался не выделяться.
- Пожалуйста, забирайте. Я только собрал и поднял их на стол. Поэтому прошу снисхождения, не бейте, пожалуйста!
Такого поворота событий Рыся не ожидала. Снегг был в такой ярости, что еще не скоро забудет её выходку, если вообще забудет. И этот явный сарказм был, пожалуй, по хлестче любого его высокомерного снисхождения к нахальной выскочке. Сейчас она чувствовала, что была слишком не сдержана и эта оплеуха может быть самым настоящим поворотным моментом в её судьбе. Мало того, могли сильно пострадать ни в чем неповинные люди. Но она не была бы сама собой, если бы не нашла, что ответить и не попыталась бы спасти положение. И понурив голову, она произнесла самым искренним голосом, а она и вправду была искренна:
- Я не прошу прощения, вы не простили бы меня, даже если бы я была права - гордый. Я не ищу оправдания, вы разбили бы его в пух и прах - принципиальный. Я не прошу о снисхождении, я слишком малая фигура для вас. Просто говорю - я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не права, я ОЧЕНЬ сожалею и НИКОГДА не повторю подобной глупой вспышки. Извините за внезапное вторжение. Спасибо, что собрали книги. До свидания. Кстати, поставьте, какую-нибудь охранную магию, а то – приходи, кто хочешь, бери что хочешь. Проходной двор какой-то.
И оставив профессора в еще большем недоумении, чем после оплеухи, она вышла из кабинета, с видом чистосердечно раскаявшегося человека и понуро побрела к себе, крепко прижимая к груди стопку книг. Она уже скрылась на лестнице, а Снегг все продолжал смотреть ей в след. От его холодного бешенства не осталась и следа, осталось только обычное раздражение на это ненормальное создание.
А ночью ей стало плохо. От пережитых воспоминаний у неё начался жар, она плакала во сне.
Бродящий ночью по двору Владислав привлек внимание Прейси. Это было явное нарушение правил и повод поставить нахального мальчишку на место.
- Что вы тут делаете? - начал он свою отповедь.
- Не кричите, разбудите, - только сейчас стало заметно, что он держит на руках свернувшуюся в крошечный комочек, спящую Рысю.
- Это просто невероятно! Долго ещё вы будете потакать недопустимому поведению этой наглой, распущенной, зазнавшейся особы! Северус совершенно прав, всё это напоминает какой-то балаган. А вы, преподаватель…
- Сказал же, не ори. Эта особа ради меня и остальных ребят в своё время рискнула всем.

0

28

Понимаешь, ВСЕМ. И сейчас, когда она продолжает расплачиваться за свою щедрость, я буду носить её на руках хоть до рассвета, хоть до конца жизни. Это самое малое, что я могу дать ей. Ну вот, разбудил все-таки!…
Рыся и правда зашевелилась на руках, приподняла голову и сонно спросила:
- Это ты? Почему мы во дворе? Мне опять плохо? Я что, плакала, да? - Нет, нет… Ты просто спишь, я тебе снюсь. Спи дальше.
Господи, во что только не поверит человек, который хочет поверить!
- Да? Ну, я тогда еще посплю, - затем уставилась в упор на Прейси и недоуменно тряхнула челкой, и вздрогнула, словно прогоняя ночной кошмар, - Ну и приснится же такое, - после чего блаженно заснула.
Постояв ещё какое-то время радом, профессор Прейси ушел. То, что произошло сегодня днем и виденное сейчас, натолкнуло его на некоторые размышления. К тому же, он, похоже, понял, что так беспокоило молодого преподавателя. А Влад, он же Манул, продолжал еще долго носить её по двору, забирая боль и делясь своим спокойствием.
_________________________

Да, вся эта история с боггартом была чистой воды мальчишеством. Что он, собственно, ожидал увидеть? Во время их прежней встречи он получил в руки досье на девушку и подробнейшим образом ознакомился с его содержимым. Ни чего нового он сегодня для себя не открыл. То, что и страхи у неё не как у всех нормальных людей? Так это с самого начала было ясно. Гораздо больше информации к размышлению он получил, накрутив мальчишку и исподволь подбросив ему заклинание памяти вещей. О многом в досье говорилось слишком обтекаемо и почти всё, что он увидел в тот раз, было для него откровением. Но и это не стоило делать. Перстень мог показать те моменты жизни, когда они знали друг друга, а это слишком рискованно.
Хотя, нет, он не прав! Сегодня он нашел кое-что интересное для себя. Например, то, что ни какого страха предательства близким человеком у неё нет. И это после столь неприглядной истории с Росомахой и… Да уж, их прежнее знакомство должно было здорово покосить её, причинить боль, а вот она стоит перед ним почти каждый день как ни в чём не бывало, словно не узнаёт. Разговаривает, отвечает на уроках, правда, держит его на расстоянии, ну так она и ни кого из учителей к себе в душу не пустила, даже на пороге постоять. Что это предосторожность или… Что же произошло с ней и остальными в тот день? Пытался он выяснить, да всё без толку, словно и не было их ни когда.
Впрочем, какая разница? Что девушка серьезный противник было ясно с самого начала. Но это его проблема, ему и решать её. Хозяин ничего не узнает о провале прошлой миссии. Не надо отвлекать его на такие пустяки. И больше он не будет трепать ей нервы по мелочам, следующий удар надо наносить только в цель. Он уже даже знал, кого именно подобьет на это.
И ещё одно. Если он правильно понял, то, что увидел вечером, значит, не так уж не уязвима и непробиваема эта малышка? Если не получится с молокососами, он будет знать, как ещё ударить её. И побольнее.
_________________________

А уже на следующее утро как ни в чём не бывало Рыся опять трепала нервы Владу, доказывая, что официальная теория преобразования магического поля имеет много общего с теорией электрических полей, но весьма далека от реальности. Тот отругивался формулами, но по вечерам всё чаще его можно было застать за книгами и конспектами. А в библиотеке появился крысёнок, исправно пугающий студенток и с интересом копающийся в книгах. Можно было даже подумать, что он специально ищет книги с картинками, которые рассматривает и не грызёт.
Случай же с боггартом, подтолкнул Рысю к идее, которой она поспешила поделиться с Гарри. Девушка предложила ему попробовать представить магию как некую субстанцию или вид материи, которая способна менять плотность и принимать любую форму. Теперь дело у него пошло на ура, следовало только, как можно более подробно представлять себе конечный результат. Естественно, что такой вид магии занимал много времени, но зато и получалось всё что хотелось. Единственное, что Рыся не советовала, так это разбрасываться на пустяки. Магия у русских ребят не была постоянной, её следовало время от времени восстанавливать. Палочка и та может сломаться, а что говорить о человеке, пускай и маге. От слишком частого употребления заклинание могло терять силу и ещё не давно легко дававшееся превращение отнимало всё больше магии, а становилось всё ненадёжнее. Иногда случалось, что, позарившись на слишком большой кусок, маг совершенно терял способность колдовать то или иное заклинание. Но Гарри это пока не грозило.
К тому же, Рыся, научила его занимать и одалживать энергию у других. Взять помощь у своей стихии было довольно просто, чем сильнее и здоровее лес, дерево, тем охотнее они делились своей силой, получая взамен материальную помощь. Ни один зелёный не сломает дерева, не убьёт птицы, или зверя не имея действительной необходимости, да и сам первый поможет лесу и его обитателям от засилья глупости людской. А вот у мага одолжиться это целая проблема. Получить помощь здесь можно только с его согласия. И выглядеть это будет по-особому: самое простое – тебе отдают часть своей силы, прикоснувшись к рукам. Легче всего заимствование и одалживание происходит между магами, разных цветов, но находящихся хотя бы в одной Звезде, а еще лучше в связке. Именно поэтому Звёзды соединялись один раз и навсегда. Но расходовать такую магию надо как можно быстрее, накопить её практически не возможно. Это хорошо, когда только один из вас способен на какое-то колдовство, но истощён в запасе магии. Второй вариант - поделиться не столько силой, сколько заклинанием. Ты словно снимаешь копию со своей памяти и, прикоснувшись, перебрасываешь знания другому. Но тут уже идёт цветовое ограничение, разве что вот, заклинание будет универсальным для всех, и рассчитывать в таком случае приходится только на свои силы. Последний вариант – усилить чужое заклинание. Это самое простое, и не требующее ни каких дополнительных условий или психологических связей, заимствование. Достаточно просто подсоединить поток своей магии к чужому заклинанию. Не стоит только увлекаться, а то, применив манящие чары на книгу, рискуете получить хорошо разогнавшийся весь книжный шкаф. Развеселившись, Рыся вспомнила как подобное заимствование спасло жизнь одной ведьме. Её собирались принести в жертву на лесном алтаре. И совершили грубейшею ошибку, не заткнув ей рот. Своими комментариями происходящего, она довела жреца до белого каления, и тот решил припугнуть глупую селянку (ну не идиот ли?) вызвав гром и молнию. И вызвал. Знатная молния получилась, одни тапочки обгорелые от него и остались.
Так же по настоятельным просьбам парня рассказала и о том, что имела ввиду под выбором души, когда говорила о факультетах.
- Понимаешь, мы ведь не только за другими последствия убираем, мы ещё и свою работу делаем. На Полигон не всякий попасть может. Дом-На-Горе, это своего рода пропуск. Ты можешь там учиться, стать прекрасным магом, но никогда не сможешь выйти на Полигон. Ты знаешь, что наш мир не единственный? И на Полигоне учат находить ворота в другие миры, а что бы изучить их и нужны такие группы, как наша. Никогда не знаешь, куда тебя занесёт, кем ты сможешь стать в чужой реальности. Да и просто всем и каждому тыкать в нос, что ты маг, это как-то… пошло. Кто надо, кто не дурак и сам поймёт, что с тобой лучше не связываться, а остальным можно и без магии голову задурить.
- И ты была разведчиком?!
- Ну, почему была? Я и сейчас есть.
- Ты же девочка. А остальные ребята?
- Я не девочка, а девушка, и уже взрослая девушка. А ребята они ещё ни разу не ходили, но скоро должны будут. Да что ты так переживаешь? Это не страшно. Почти. Здесь мне и похуже доставалось. Главное никогда не лезть не в своё дело, а то таких дров наломаешь! Были прецеденты, вспоминать не хочется.
- А… Ты всё время говоришь о ликвидации последствий. Почему вы не помогли нам в борьбе с Волан-де-Мортом?
- Это ты лучше у своих преподавателей спроси, сколько Звёзд погасло за не очень-то большой промежуток времени на территории Англии. И мы, знаешь ли, не живём на два мира – маги и не маги.- Рыся терпеть, не могла слова маглы, - У нас отечество одно, и ты как ни будь, поинтересуйся, что было у нас в этот период.
Вот так, мешая практику с байками и спорами, шло обучение нового Артефакта. Не заметно для себя, Гарри научился неплохо использовать новый вид магии.
А Рон и Гермиона, его друзья, с самого начала года чувствовали себя словно не у дел. Он ни в коем случае не перестал общаться с ними, даже наоборот, старался любую свободную минут проводить вместе с ними, но… Когда у человека заводятся личные тайны, то как бы ты не старался, скрыть их существование, настоящий друг всегда поймет, что с тобой что-то не так. Иначе, что же это за друг? Плюс ко всему, у Хагрида теперь были ещё одни любимчики – Плюш, Ким… и Крэбб. Узнав о том, что малышня устроила когда-то на уроке у Прейси с леприконом, лесничий просто не смог устоять перед ними. А когда, попав к нему в сторожку, ребята не только с удовольствием выпили чай, но и слопали половину предложенных окаменевших кексов, нахально сунув их в чашки и размочив, Хагрид растаял окончательно. Теперь, Рыся, уже не носилась как электровеник по всем этажам, разыскивая пропажу, а сразу же шла в сторожку, разгонять очередные посиделки. Зачастую и сам Хагрид упрашивал отпустить с ним малышей в лес или на озеро. Как ни странно, но девушка довольно часто соглашалась. На недоумённые вопросы ребят она отвечала, что для малышей, как и для неё самой, лес это всё равно, что дом родной. А при такой компании как Хагрид, тем более чего бояться?
С Крэббом получилось совсем неожиданно. Собака Хагрида и любимец большинства студентов, трусоватый увалень Клык приболел. Уже несколько дней он больше лежал, печально глядя на хозяина, много пил, но практически не притрагивался к еде. Бедный Хагрид не знал что делать. Он пытался лечить бедолагу разными настойками и отварами, тот вздыхал, пил, но легче ему не становилось. У лесничего слёзы стояли в глазах, но с ужасом понимал, что теряет собаку. Каждый день он выносил Клыка на улицу, давая погреться в лучах последнего осеннего солнышка, и даже на уроки таскал с собой, благо проходили они под открытым небом. Малфой начал было во время одного из них насмехаться над Хагридом, но тут Крэбб молча отодвинул его в сторону и направился к псу. Всё так же, не произнося ни слова, он крепко ухватил Клыка за загривок и запустил пальцы в шерсть. Все студенты и преподаватель смотрели за его действиями с недоумением, а кое-кто и с ободряющей усмешкой. Наконец пес взвизгнул пару раз и завилял хвостом. Всё так же насуплено Крэбб вернулся к ученикам, сунув по пути в руку Хагрида две длинные портновские булавки и пробурчав:
- Это они в ноге застряли. По самые головки вошли, и не видать было. Ранки нагноились, почистить надо.
Хагрид только по лбу себя хлопнул:
- Я же жилетку перешивал и коробку булавок рассыпал! Как же ты узнал?
- Читал где-то, - парень безразлично пожал плечами, и неожиданно добавил, - А можно я после урока помогу Вам их обработать?
Хагрид не возражал. И теперь Крэбба можно было увидеть с Хагридом вне уроков с интересом обсуждающих различных представителей фауны, а так же спорящих о методах их лечения от всевозможных недугов. Как ни странно, парень оказывается очень любил животных, и даже немного завидовал лесничему, зная, что самому ему светит после обучения идти по стопам отца. Плюш и Ким не то что бы привязались к нему, но, встречая то и дело в сторожке, начали общаться и с удовольствием рассказывать истории о животных, виденные самими, услышанные от Рыси или прочитанные в книгах.
Рон и Гермиона теперь проводили всё больше времени вместе, что только пошло на пользу их личным отношениям, но каждый разговор парень так или иначе умудрялся свести к разговору о Гарри. Похоже, что его дружба с Рысей стала для Рона обидой похлеще, чем былая симпатия Гермионы и Виктора Крама. Да и сама Гермиона с удовольствием общалась только с теми из русских ребят, которые не учились в Слизерине. Чем они ей так не угодили, не знаю. Возможно, не последнюю роль здесь сыграло одно событие, здорово огорошившее её.

0

29

В один из выходных ноября, когда почти все ребята удрали в Хогсмит, Гермиона вспомнила, что хотела сделать родным маленький сюрприз, послав кое-что из здешних лакомств. Она вернулась в комнату за деньгами и уже собиралась уходить, когда дверь в зал распахнулась и на пороге появилась Рыся.
- Пожалуйста, извини, ты Гарри не видела?
- Он в деревне…
- Ах, да! Как же я забыла! Ещё раз извини.
- Это он тебе пароль сказал? – Неодобрительно нахмурилась Гермиона, выйдя на площадку перед дверью.
- Какой пароль? – заинтересовалась девушка.
- Как тебя Полная Дама пропустила?!
- Как, как. Как обычно! – Изящно поклонившись портрету и послав зардевшейся Даме воздушный поцелуй, девушка патетически произнесла, - Мадам, я сражена на повал вашим неповторимым обаянием и очарованием. Вы прекрасны как ни когда, а розовый определённо ваш цвет! Только его и носите! О, наяда моя!
Захихикав, как первокурсница перед понравившимся ей мальчиком, Полная Дама только рукой махнула на девушку.
- Ну, вы скажете тоже! Право, вы безобразница и проказница! В следующий раз не пущу.
- О суровая! Чем прогневила я вас, за что лишаете меня вашей благосклонности?! – Взвыла Рыся, изображая бесконечное горе.
Эта сцена окончательно рассмешила не только саму Даму, но и все окружающие портреты. А Рыся ещё раз поклонившись, обратилась к застывшей Гермионе.
- Ты вниз? Пошли, что ли?
Гермиона спускалась с совершенно отсутствующим видом, очевидно сцена с картиной ни как не выходила у неё из головы.
- Ты не переживай. Для меня найти потайной ход и открыть его не проблема. Если мне надо я, скорее всего, пройду. А Дама пропустила меня только потому без пароля, что я для неё… своя.
- Но она даже Невилла не пускала, когда он забывал пароль! – Изумлению и возмущению девушки не было предела.
- Но я не Невилл. Извини, я, наверное, не сумею тебе объяснить…
- И не надо! А я ещё симпатизировала тебе! Единственной из всех ребят попавших в Слизерин! Похоже, зря. Ты такая же как… Нет, ты хуже!
И Гермиона бросилась прочь, оставив Рысю на ступенях в одиночестве. С этого дня для Гермионы все русские студенты из Слизерина словно перестали существовать. Даже на даму она теперь смотрела как-то подозрительно, хотя и не поднимала больше тему прохода без пароля. Она так же попыталась повлиять на Гарри, стараясь отвадить его от Рыси. Но, слишком не усердствовала, не желая терять друга и утешаясь тем, что по окончании года девушка просто уедет, а она останется. Возможно, эта история закончилась бы весьма не приятно как для Гермионы, так и для всех остальных, если бы не одно довольно страшное происшествие, заставившее её пересмотреть своё отношение к ребятам.

0

30

Глава 9. НАПАДЕНИЕ

Все произошло почти, как и в предыдущий раз, когда в Хогвардс притащился тролль. С той только разницей, что компания троллей в этот раз была побольше, а в учениках Хогвардса сейчас ходили сумасшедшие русские. Именно их стараниями, то, что могло превратиться в трагедию, превратилось в самый настоящий фарс. А начиналось все достаточно серьезно.
Первый тролль обнаружился совершенно случайно, он стоял в одной из ванных комнат над ванной и экспериментировал с кранами. Когда же ванна наполнилась целиком, он плюхнулся в неё и стал с самой непосредственной миной ловить мыльные пузыри, разлетевшиеся по комнате. Это занятие настолько увлекло его, что он совершенно не обратил внимания на девушку вошедшую в ванну. Собственно, как потом убеждали Гермиону, бояться было совершенно нечего, тролль был явным недомерком по всем тролльим параметрам. Но ужас от новой встречи с таким “гостем” вызвал у девушки однозначную реакцию - она пулей вылетела в коридор и завизжала на весь этаж. Когда так громко требуют помощи, она появляется достаточно быстро, хотя иногда совсем неожиданно. Одним из первых спасителей объявился профессор Прейси. Он выскочил буквально из-за угла с волшебной палочкой на изготовку и немедленно потребовал от Гермионы объяснений. Что ему удалось уяснить из нечленораздельных всхлипов девушки, не совсем понятно, но, осознав опасность, он оттащил её в самый конец коридора и сдал на руки подоспевшей мадам Помфри. Затем он со всей осторожностью подобрался к ванной комнате и тихо приоткрыл дверь. Тролля, похоже, потревожили крики, он выбрался из ванны и внимательно наблюдал за входом. Как только дверь приоткрыли, он с силой дернул её на себя, высунул голову в коридор и оказавшись лицом к лицу с профессором поинтересовался: “Бу-у?!”. От неожиданности тот отпрыгнул на приличное расстояние, а захватчик с видом победителя захлопнул дверь. Все подбежавшие преподаватели требовательно воззрились на знаменитого защитника от темных искусств.
- Немедленно уводите студентов, судя по всему, он вот-вот начнет кидаться на людей. Я обезврежу его. - С этими словами профессор вновь направился к ванной.
Но у двери уже были новые действующие лица - Рыся, Медведь и Тигр. Они о чем-то перешептывались, попеременно припадая к замочной скважине. Не долго думая, Прейси сгреб Рысю в охапку и потащил подальше от двери. Возмущенные юноши последовали за похитителем.
- Немедленно, вы слышите, немедленно убирайтесь отсюда! Ваших “подвигов” и без того предостаточно. - Заявил он, бесцеремонно спихивая её на руки подоспевшего с остальными преподавателями Влада.
- Что вы собираетесь делать? - тревога в голосе девушки заставила его обернуться.
- Это мои проблемы и они не для слабонервных. Всех учеников немедленно удалить, остальным отойти и не мешать мне колдовать.
- Вы не посмеете! Это…
- Уберите ребенка, она слишком впечатлительна.
Не долго думая, профессор Снегг развернул Влада за плечи и настойчиво повел к выходу. Профессор же Прейси, уже стоял перед дверью в полной боевой готовности. Но если вы думаете, что Рыся смирилась с таким положением, то вы ничего не понимаете. Неожиданно взбрыкнув, она вылетела из рук и как раскаленный нож сквозь кусок масла понеслась обратно, распихивая учителей. Но, почувствовав, что не успевает, совершила просто недопустимый акт вандализма. До сегодняшнего дня, наверняка, ни кому из профессоров и в голову не приходило, что метко пущенная девичья туфелька может снести взрослого человека на несколько метров и отключить на какое-то время. Но именно так Рыся сумела настоять на своем решении! Затем, отшвырнув в сторону вторую туфельку и свистнув парням, она сама бросилась в ванную комнату.
Безрассудство девушки стало притчей во языцах, но сейчас даже Дамблдор был готов лично оторвать ей голову. Так что, выхватив палочки, все остальные преподаватели, бросились к двери. Они были готовы к предсмертному крику девушки, к нападению озверевшего великана, к… Короче, готовы ко всему, кроме того, что ждало их за дверью.
Присев в уголке, Рыся, мило беседовала с троллем. Они шептались, изредка прибегая к помощи переводчика, в лице Медведя. Наконец наговорившись, Рыся направилась к преподавателям, причем лицо её не предвещало ничего хорошего.
- Как вам могла прийти в голову такая идиотская мысль, использовать боевые заклинания против ребенка? Она же просто играла с вами!
- Она?!
- Да! Это же совсем девочка! Я понимаю, военные сперва пронесутся с зачисткой местности, а потом упорно ищут и активно защищают оставшееся мирное население. Вы же запросто могли убить её! Она и еще четверо ребят пробрались сюда, чтобы доказать ребятам постарше, что они достойны доверия. Как я поняла, это из серии: “А слабо, Васе…”. Но есть и заводила, он старше и достаточно агрессивен. А эту милашку старший братик притащил с собой, дома оставить не с кем было!
- Так, - Прейси опять взял бразды правления в свои руки, - старосты разводят ребят по общежитиям, преподаватели - разделиться на группы…
- Мы предлагаем свою помощь. - Неожиданное предложение Владислава заставило профессоров посмотреть на него с изумлением.
- Советую не вмешивать в такое тех, за кого отвечаете! - профессор Эгл Прейси пытался взять реванш за туфельку и отповедь. - Немедленно отправьте всех детей по домам! Вы сами, конечно, можете присоединиться к остальным взрослым. Кстати, минус десять очков сударыне Рысе, за систематическое нарушение дисциплины и еще десять за неуважительное обращение с педагогом!
- Он сказал детей по домам, я не ослышалась, - глаза Рыси превратились в две льдинки, как и обычно в момент придумок самых сумасшедших идей, - Тогда так, Лиска, Пума, Гепард, Горностай - по своим общагам. Идти в паре, остальные на подхвате. Влад в сопровождении у взрослых, а я и Кастет к нам в башню. Мелкие караулят эту кралю, сюда никто посторонний не сунется.
- И что теперь? Где искать всю эту компанию?
- Элементарно, Ватсон. Пять троллей - четыре факультета плюс один. Гораздо больше меня интересует тот, кто надоумил их притащиться сюда. Все это пахнет ТАК скверно, что… Действуем по обстоятельствам, единственное пожелание - ВСЕ должны остаться в живых. Ладно, ребята, брысь по пещорам.
Кто знает, как бы сложилось, если бы ребята не взяли инициативу в свои руки. Но, к счастью все обошлось. Прежде, чем пропустить, кого ни будь в башню, от компании отделилась пара ребят, обычно, девушка и парень, и первой внимательно изучала двери. Затем, девушка кивала и резким рывком бросалась в сторону, а парень посылал заклинание покорности в глубь комнаты. Два раза это прекрасно сработало, а в третий вообще не понадобилось. Дело в том, что третий тролль оказался раздолбаем и соней - он просто свернулся калачиком перед камином и заснул. Все попытки растолкать засоню ни к чему не привели, и пришлось призвать на помощь двух остальных мило улыбающихся оболтусов. Они совершенно послушно выполнили приказ вытащить своего собрата на улицу. Правда, несколько своеобразно, но выполнили. (Ну, подумаешь, тащили за ноги, ну, по ступеньками пинками скатывали, а когда надоело - просто скинули вниз. Да он и не почувствовал, поворчал во сне, да почесал особо стукнутые места, но даже не проснулся!) Зато с двумя другими возникли некоторые сложности.
Одного тролля встретили с распростертыми объятьями и оказали душевный прием. Он еще не успел пробраться в общежитие Слизерина, так что встреча произошла еще при подходе, когда студенты Когтеврана и Слизерина не успели разойтись по своим домам. Судя по всему, он, бедолага, просто-напросто заблудился и совершенно озверел от долгого и пустого таскания по коридорам. Лиса и Кортик почуяли приближение противника с опозданием, но успели встретить соответственно рангу. Стоило незваному гостю, ударив в дверь распахнуть её, как маленькая Лиса вылетела вперед, с воплем от которого задрожали стены: “ЗД’ГАСТВУЙТЕ!!!”. От неожиданности гость застрял в двери, и тут-то Кортик попрощалась: “До свидания!”, с невероятной силой захлопнула дверь, съездив прямо по торчащей в проеме морде. Судя по звукам, тролль не упал в обморок, но весьма существенно впечатался в противоположную стену. Когда же ошарашенный агрессор попытался повторить нападение, русские ребята мгновенно выстроив клин оттеснили всех остальных на безопасное расстояние, приказав старшим беречь малышню. А потом Слизеринцы и Когтевранцы, вернее русские студенты устроили бедствие с последствиями. Пытаться околдовать тролля заклятьем подчинения уже не имело смысла, так что в ход пошло все, что только можно и что нельзя, включая саму выбитую дверь. Но было что-то странное во всей этой абсолютно безбашенной атаке. В ней было больше от хулиганства, чем от настоящего боя и понять смысл происходящего постороннему не представлялось возможным. Тролль махал руками, дубиной, пытался отбиваться от летящих в него вещей, но все напрасно. Да еще остальные студенты, решили помочь с артподготовкой. Они легко уворачивались от ударов и отбитых предметов, (зря, что ли, им “дятлов” пускали?), подхватывали разные увесистые предметы и сами швыряли их в гостя. Бедняга был совершенно измотан и отмахивался уж просто на автомате. А под самый конец, десять юных обормотов разного пола облепили “гостя” как собаки медведя и отобрав дубинку, попросту завалила его на пол. Последнюю точку в милой беседе поставила опять-таки, Лиска, предупредившая о своём приближении сиренообразным визгом. Как только все ребята разлетелись в стороны, она припечатала тролля по голове дубовой лавочкой, и тот сник. Не веселился только подоспевший Медведь, с самого начала он сосредоточился на чем-то потустороннем. Спустя довольно продолжительное время парень приподнял голову и показал Волку большой палец. Похоже, проблема была решена. И только спустя полчаса, когда почти всю гоп-компанию троллей удалось выволочь во двор и сложить в рядок, появились взрослые представители этого славного племени, с которыми и пытался связаться, Медведь, чтобы забрать своих горе-разбойников.
Но самым зрелищным впечатлением, была стычка Рыси и самого последнего гостя. Тот и вправду притащился в Малую башню, но там никого не встретил, был в весьма накрученном состоянии и уже примеривался с чего начинать погром в зале, когда Кастет сперва на полной скорости влетела в зал, а потом, взвизгнув, выскочила в коридор. За дверью послышался звук удара об пол, всхлип и торопливые, хромающие шаги. Естественно, тролль бросился в погоню. Но Кастет, не смотря на хромоту, показывалась почти на предельном расстоянии - видеть, видишь, а схватить никак. Увлекшись преследованием, тролль неожиданно вылетел во двор и был уже готов обрушить дубину на это слабое, плаксивое создание, когда из-за спины донесся требовательный свист. Резко обернувшись, он увидел перед собой Рысю.
Не смотря на холод и снег, она была в короткой юбке и рубашке, узлом завязанной под грудью. Костюмчик можно было бы назвать совершенно легкомысленным, если не знать, что именно в нем Рыся уже не один раз принимала участие и даже занимала, пусть и не первые, но все равно призовые места в критских играх. (Для не знающих, коррида без оружия и убийства быков. В древности чаще всего против зверя выступали совсем юные девочки и девушки.) Не увидев ничего опасного, тролль решил добить раненую, но той уже и след простыл. Осерчав от обиды, тот набросился с удвоенной злобой на новую добычу. Неожиданно проскользнув под дубиной, Рыся забежала за спину тролля и смачно шлепнула его по… мясным частям. Это было не столько больно, сколько обидно. Резко крутанувшись на месте, тролль повторил атаку, но легкая, гибкая фигурка мягким рывком взлетела ему на спину и отвесила подзатыльник. Вся последующая котовасия напоминала игру котенка или щенка с собственным хвостом, с той лишь разницей, что в случае удачи “котеночек” расплющит “хвостик” в лепешку. Рыся выскальзывала в самый последний момент из-под мощнейших ударов, весело вскрикивала, призывно похлопывала ладонями, щелкала браслетами и требовательно топала босой ножкой. Каждое движение было совершенным и изящным, девушка не боролась за жизнь, она танцевала со смертью. Войдя во вкус и почувствовав дикий азарт, ни тролль, ни девушка не обращали внимания ни на что вокруг. Они не видели ни на весело, ободряюще орущих ребят из школы, ни на осоловело смотрящих на погоню еще двух троллят, ни на замерших в диком испуге учителей, услышавших гвалт во дворе и поспешивших на помощь. А зрелище действительно было впечатляющее! Несмотря на мощь и размеры, тролль уже начал уставать, тогда как девушка казалось только входила во вкус. Она легко ускользала от ударов палицы и проскальзывая в непосредственной близости от тяжелых лап, отмечала свое превосходство легкими шлепками по телу гиганта. Но совсем неожиданно, девушка замерла прямо пред троллем, скрестила руки на груди и медленно с достоинством поклонилась. В тоже мгновение дубина взвилась над её головой, а по всему двору разнесся душераздирающий вопль… Но убийства не произошло, поскольку ухо юного горе-террориста и рука с дубиной были внезапно зажаты весьма сильными тисками. Это то и были как раз подоспевшие взрослые тролли. Досталось всем пятерым паренькам, а дочку обласкали так, как будто уже и не чаяли увидеть в живых. Затем сдержано, но искренне поблагодарили Медведя, ласково, одним пальчиком, погладили по голове Рысю, вежливо попрощались с замершими учителями и, оторвав ревущую девчушку-тролля от ворот, с достоинством удалились.

0


Вы здесь » ..:Harry Potter and the Last War:.. » Фанфики » Хогвартс Русские сезоны.